2009

Стрекопытовский мятеж: шесть дней, которые потрясли дворец

В начале января 1919 года Гомель покинули кайзеровские солдаты и, казалось бы, ничто не предвещало в дальнейшем серьезных потрясений.

Но избежать их не удалось. Одним из них стало антисоветское вооруженное выступление 67-го и 68-го полков Тульской бригады. Направленные на фронт для борьбы с белополяками в район Калинковичи — Овруч, после неудачного наступления под влиянием контрреволюционной агитации, полки оставили театр военных действий и прибыли в Гомель. Поскольку идейным вдохновителем солдатского выступления был офицер царской армии М. А. Стрекопытов, в историю Гомельщины это событие вошло как стрекопытовский контрреволюционный мятеж.

Судя по архивным документам, попытка Стрекопытова направить выступление в более-менее цивилизованное русло (введение  комендантского часа, запрещение продажи спиртного, издание приказов о жестком пресечении грабежей и мародерства и т.п.) результатов не имела. Солдатский бунт в Гомеле начался 24 марта 1919 года. Во дворце находились телефонный узел и пункт наблюдения, чуть позже здесь разместился и штаб Стрекопытова. Именно по этой причине дворец, находившийся в поле зрения противоборствующих сторон, стал главным стратегическим объектом. Это сыграло роковую роль в его судьбе. Вот строки одной из газет того времени: “…Справа Сож, слева — 4
орудия орловской батареи. Ухают батареи и броневик, посылая снаряды на станцию Гомель. Приказ бить по замку Паскевича, где находится штаб Стрекопытова. Попадания удачны”.

Понятно, что и старинный парк в конце марта также стал театром военных действий. По воспоминаниям жителя Гомеля С. П. Груздевского, “мятежники сделали попытку выставить орудия в районе нынешнего парка, около зимнего сада и башни, но… были обстреляны батареей красных и вынуждены были сняться, сделав один или два выстрела”. Гомельчанин С. М. Фрейдин в воспоминаниях о пожаре во дворце отмечал: “Я вышел во двор и видел, что замок горит и стрельба прекратилась. Я понял, что мятежники отступают…”

Свои воспоминания оставил и житель города К. Р. Воробьев: “В ночь с 28 на 29 марта партизанские отряды вплотную окружили Гомель. Прибыли красноармейские части, которые из орудий обстреляли бандитов… Дворец в парке горел”.

…Мятеж был подавлен 29 марта 1919 года. В апрельском номере еженедельника “Жизнь-творчество” о его последствиях для дворца сообщалось: “Пожар продолжался 3 — 4 дня. Сгорел весь верхний этаж (комнаты для гостей) со всей стильной мебелью, роялями и некоторыми картинами, находившимися там. Огнем уничтожен весь средний этаж (парадные комнаты). Почти весь сгорел колонный зал. Стены, покрытые мрамором, испорчены. Большая позолоченная люстра (до 500 свечей) уничтожена. Ваза, подаренная фельдмаршалу Паскевичу Фридрихом-Вильгельмом IV, была разбита. Из шести фарфоровых ваз, находившихся в зале, подаренные Николаем I, 5 удалось вынести…”

В газете “Жизнь национальностей” в начале мая 1919 года в одной из статей сообщалось: “Жизнь в самом городе Гомеле понемногу входит в нормальные рамки. Одним из печальных следствий происшедшего в нем мятежа является гибель дворца князя Паскевича, который был обширным музеем художественной старины. Благодаря энергии смотрителя Долгова и эмиссара коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины Пошуканиса часть драгоценностей спасена и отправлена в Москву для хранения в Историческом музее”. В Москву тогда было увезено “…около ста пудов золота и серебра…”. Понятное дело, в изделиях…

Несколько лет после пожара дворец находился в плачевном состоянии. Еще продолжалась гражданская война, затем последовала послевоенная
разруха в городе и губернии, средств на восстановление народного замка не хватало. В докладе Гомельского губернского отдела народного образования от 17 ноября 1921 года по поводу восстановительных работ во дворце говорилось: “9 октября 1921 года производился осмотр здания замка с целью выявления разрушений, произведенных пожаром, происшедшим в 1919 году, а также дальнейших повреждений, вызванных атмосферными влияниями, так как в течение 3-х лет пострадавшая от огня центральная часть здания, лишенная крыши, потолочных перекрытий, большинства окон и дверей, постепенно разрушалась. Внутренняя отделка стен частично уцелела лишь в боковом
белом рыцарском зале, из потолочных перекрытий сохранился купольный свод средней части главного колонного зала, а также колонны, увенчанные коринфскими пилястрами…”

Восстановление сгоревшей части здания с максимальным сохранением архитектурных форм было возложено в 1923 году на строительное учреждение “Полесстрой”. Первые работы начались с восстановления купола над дворцом, новых перекрытий над залами и крыши. После первого серьезного повреждения в XX веке дворец возобновил свою деятельность только в 1937 году. Тогда в нем был открыт городской Дом пионеров.

Татьяна ШОДА, главный хранитель фондов музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля, член Румянцевского общества, Гомельская правда

По теме

На пляж? На теплоходе и автобусе

Редактор

Облигации займа свободы и самодвижущаяся мельница

Редактор

Я люблю тебя, мой старый парк!

Редактор