2010

Ручки для кратеров, или Как в гомельском парке процветало дело Эйфеля

Ручки для кратеров,  или Как в гомельском парке процветало дело Эйфеля

“Природа дала красивое волнистое местоположение, а искусство сделало парк очаровательным”, — писал в 1880-е годы о Гомельском парке Александр Дембовецкий в своей книге, посвященной Могилевской губернии.

Прошедшее с той поры время было неумолимо к этим красотам, разрушив и уничтожив многие парковые сооружения и ландшафтные композиции.

За последние годы Гомельский дворцово-парковый ансамбль заметно изменился. Отреставрированы под музейные экспозиции центральный объект комплекса — дворец и административное здание княжеской усадьбы (бывший шахматно-шашечный клуб), в которых разместились музейные экспозиции. На территории парка появились новые фонарные столбы и скамейки, выполненные по изображениям из архивных документов дореволюционного времени. Проведена реконструкция Лебяжьего пруда, парковой ограды, подготовлен проект ремонта и музеефикации погребов-ледников, реставрируется часовня-усыпальница князей Паскевичей, планируется реконструкция Зимнего сада.

Немаловажное значение имеет воссоздание изначального облика двух парковых ваз, которые являются единственным артефактом из образцов архитектуры малых форм, сохранившихся до настоящего времени. Они расположены на аллее с восточной стороны от Дворца Румянцевых и Паскевичей на высоких прямоугольных постаментах и имеют форму античного сосуда — кратЕра, по тулову украшены рельефным узором из маскаронов, аканта и завивающихся в волюты побегов с цветами. При этом до настоящего времени на бортах этих изделий не уцелели ручки.

На обмерных чертежах, выполненных архитекторами в процессе подготовки проектно-сметной документации по восстановлению дворца и парка после Великой Отечественной войны, зафиксированы фрагменты ручек, по каким-то причинам не воссозданных позднее. Подсказкой их формы послужил карандашный рисунок Федора Шклярова (основателя и первого директора Ветковского музея народного творчества), где изображена одна из ваз и подписана дата наброска “26 июня 1945 года”. Кроме того, изображение аналогичной вазы, выполненной в мраморе в античную эпоху, приведено в издании 1887 года “История искусств” Петра Гнедича.

Все это послужило основанием для проведения реставрации гомельских ваз с восстановлением утраченных элементов, что станет прекрасным подарком Гомелю и его жителям ко Дню города.

Аналогичные вазы украшают королевский Лазенковский парк в Варшаве, что позволяет считать автором ваз в Гомельском парке варшавского архитектора Адама Идзковского. Он участвовал в ландшафтных реорганизациях Лазенок, после чего был приглашен фельдмаршалом Паскевичем в Гомель для реконструкции дворца и создания парка.

Важное место в парковых композиционных разработках было отведено малым архитектурным формам, которые удачно дополняли содержание и облик зеленых пространств. Кроме сохранившихся ваз это были различные беседки, гроты, скульптурные композиции, фонтаны, садовая мебель. На площадке перед башней дворца установлены две турецкие пушки, подаренные Николаем I Ивану Паскевичу. В центре ее в 1846 году появился еще один трофей, привезенный из Варшавы, — конный памятник Юзефу Понятовскому работы Бертеля Торвальдсена.

Во второй половине XIX века новый владелец Федор Паскевич внес свою лепту в оформление разросшегося к этому времени парка, используя собственную фантазию и новые тенденции, пришедшие в ландшафтное зодчество.

Оригинальный фонтан был устроен под полукруглой террасой дворца со стороны реки. Ее сводчатое перекрытие облицевали колотым камнем, создав искусственный грот, в который поместили обложенный свинцом бассейн. В него посадили доставленную из Петербурга чугунную лягушку, изо рта которой струилась вода.

По краю обрыва над рекой, где проходила основная часть прогулочного маршрута и находились упомянутые выше вазы, в 1862 году была сооружена опорная каменная стенка. Спустя 4 года князь распорядился сделать здесь на каменном фундаменте ограждение в виде балюстрады, на цокольных пьедесталах которой было установлено 8 бюстов.

Статуи были также за оврагом Гомеюк, в южной части дворцово-паркового комплекса. В последней четверти XIX века здесь, на месте фруктового сада, проводились большие работы по формированию парка. Были высажены де ревья, появилась сеть прогулочных аллей и дорожек. На верхнем краю высокого склона в 1890 году поместили большие валуны с высеченными кличками охотничьих собак князя — Плутон, Лорд и Марко (два последних камня сохранились доныне). В этой части парка находились скифские каменные бабы, привезенные с юга России. В использовании камней с надписями и древних идолов при оформлении усадебного ландшафта прочитываются аналогии со многими известными парками того времени: в Несвиже в Беларуси, Тростянце в Украине, Неборове в Польше и других. В Гатчине в 1889 году был установлен обелиск в форме пирамиды любимой собаке семьи Александра III — Камчатке, что вполне могло служить образцом для подражания в других усадьбах.

В процессе освоения территории с южной стороны Гомельского паркового комплекса в его состав вошло отдельно стоящее здание Зимнего сада с башней обозрения. Первоначально здесь были строения сахарного завода, который возвели в 1840 году. В 1880-е годы наземный корпус предприятия переоборудовали в оранжерею, а вытяжную трубу подземной котельной приспособили под башню обозрения, превратив оба сооружения в объекты паркового назначения.

В пруду, пересекавшем парк, плавали лебеди, у его берегов стояли беседки причудливой формы, а через него были перекинуты мостики. Один из них отличался массивностью, приземистостью, состоял из крупных каменных блоков и, вероятно, был спроектирован Идзковским. Другой, ажурный пешеходный железный мост, был длинным и поднимался выше вековых деревьев. Его в начале 1891 года установило предприятие “Брянский рельсопрокатный, сталелитейный, железоделательный и механический завод”. Сооружение состояло из легких металлических конструкций, активно внедрявшихся в архитектуру конца XIX века по образцу башни Эйфеля в Париже. Воплощенный проект сохранился в элементах ныне существующего металлического моста через Лебяжий пруд.

В непосредственной близости к северной части дворца, где была кухня, находились сохранившиеся до настоящего времени ледники-погреба. Один из них появился в 1866 году. В его устройстве принимали участие гомельские мастера: каменщик Красницкий, плотник Череухин, кузнец Гентель. Выложенные кирпичом входы в погреба, уходившие под землю, создавали романтическое ощущение таинственной недосказанности.

В конце XIX века в парке появились электрическая станция, водокачка, прачечная, здание для служащих сада и приемного покоя, а также деревянные дома для сторожа, машиниста водокачки и др. Севернее дворца до наших дней сохранилось здание, которое первоначально предназначалось для проживания персонала, обслуживавшего усадьбу. В начале XX века оно было достроено с южной стороны и переоборудовано под электростанцию, которая обеспечивала освещением дворцовое здание и парк. В вечернее время аллеи освещали электрические лампочки.

Современники с восторгом отзывались о великолепном парке, на рубеже XIX и XX веков служившем местом отдыха и развлечений для гомельской публики, которая с 1 мая по 1 сентября могла попасть сюда два раза в неделю. Приезжим предоставлялась возможность с особого разрешения в сопровождении привратника осматривать его ежедневно. Здесь действительно было что посмотреть и чем восхищаться!

Сегодня, как и раньше, гомельчане с удовольствием приходят в парк, чтобы насладиться духом старины, порадоваться красоте природных и рукотворных растительных композиций и просто отдохнуть. А специалисты Гомельского дворцово-паркового ансамбля делают все возможное для создания такой атмосферы.

Татьяна ЛИТВИНОВА, заведующая художественным отделом музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля

По теме

80-летие Дворец встретит обновленным

Редактор

Восток — дело тонкое

Редактор

День города отметили в Гомеле

Редактор