2013

В Гомеле с концертом выступила группа «Пикник»

В Гомеле с концертом выступила группа "Пикник"

В Гомеле 11 декабря выступила российская группа «Пикник» с программой «Азбука Морзе».

Также музыканты исполнили свои песни из предыдущих альбомов.

Его имя такое же необычное, как и музыка. Лидер легендарной группы «Пикник», которая дала концерт на сцене ГЦК,  Эдмунд Мечиславович рассказал «ГВ» о Че Геваре, вампирах, «телевизионном» синдроме и Александре Исачёве.

Морзе и SMS

– Эдмунд Мечиславович, новая концертная программа подразумевает новый альбом. Программа «Азбука Морзе»  – новая, а исполняете вы только одну новую песню, хотя материала у вас достаточно. Почему так?

– Мы никогда не соединяли программу с выпуском альбома. Эти составляющие нашего творчества живут отдельной жизнью, потому что бывали времена, когда альбомы не выходили по объективным причинам, а концертные программы, так или иначе, менялись. Так длилось лет пять. Когда будет альбом, тогда он и выйдет. Сейчас есть сингл, в честь которого мы назвали выступление и модифицировали под «Азбуку Морзе» визуальный ряд.

– В чём егоособенность?

– Публика увидит всякого рода трёхмерные проекции. На сцене появятся механические существа, а также человек с телевизором на голове. Он будет иллюстрировать «синдром» зрителя, который много смотрит «ящик» и у него вместо головы вырастает свой телевизор. И человек начинает жить в телевизоре. На сцене появится и аппарат Морзе, сигналы которого можно записать, а потом прочитать. В сигнале зашифрован короткий номер, на который можно отправить SMS и получить приз (смеётся). Также прозвучат песни, которые мы давно или никогда не играли на концертах. Например, композиция «Через 10 000 лет».

– А вы владеете азбукой Морзе?

– Когда-то я действительно её использовал. Аппарат Морзе продавался в магазинах и был у меня, как игрушка. А директор нашей группы вообще в совершенстве владеет эти устройством. Он даже выигрывал чемпионаты.

Че Гевара и «Бейби, бейби!»

– Как вы считаете, в настоящих реалиях может ли стать рок-музыкант героем нашего времени, как это было в 80-х, 90-х годах прошлого века?

–  Литературным героем может быть. Вообще, после Че Гевары я не знаю, кто бы мог быть настоящим героем. Просто больше никто в голову не приходит. Это единственный, по-моему, герой. Единственный, чья фотография на первом месте среди тиражируемых. И это оправдано. Если бы сейчас музыкант, похожий по духу на Че Гевару, играл на гитаре, я бы назвал его героем нашего времени. Если такой всё-таки появится, мы наверняка узнаем.

– И всё-таки рок-музыкант может повлиять на общество?

– Я же говорю, пока среди рок-музыкантов Че Гевары нет (смеётся).

– Должны ли рокеры ставить в творчестве какие-то задачи или подобная музыка во многом создаётся сейчас для приятного времяпрепровождения?

– Я не знаю про какие-то задачи для рок-музыкантов, кроме исполнения песни.

– Ну, например, выражать социальный протест…

– Социальный протест – это тоска зелёная.  Если бы «Битлз» занимались социальным протестом, думаю, их песни так бы и заглохли. Был специальный жанр – назывался по-иноземному – protest song. Это были специальные артисты, которые целенаправленно этим занимались. А все остальные играли музыку, которая им нравилась. И многое там как раз о любви. Led Zeppelin – у них всё там: «Бейби, бейби» (смеётся). Никакой автоматной очереди.

– На ваш взгляд, насколько изменилось рок-сообщество по сравнению с тем, каким оно было в 80-е годы?

– Сейчас очень много групп. Тридцать лет назад номинально их было около 60-ти.  Все ходили на собрания, поднимали руки – жизнь кипела. Другое дело, что концертную жизнь вели, наверное, 5-6 групп. А сейчас,  по сравнению с тем, что было, у молодых групп огромное поле для деятельности.

Романтические вампиры

– В песнях вы часто используете мистические сюжеты. А как вы относитесь к сверхъестественному в жизни?

– Чур меня! Дай Бог, чтобы меня всё это миновало.

– А ещё у вас вышло два альбома, посвящённых вампирам. С чем связана приверженность к такой тематике?

– Это неоригинальный интерес, потому что кинорежиссёры никак не могут отпустить эту тему. Всё время идут сиквелы. Когда я в первый раз посмотрел чёрно-белый фильм «Дракула», там не было никакой крови, а были исключительно, как мне показалось, романтические настроения. Мы трактуем эту тему, скорее, как зависимость одного человека от другого и каких-то обстоятельств, без которых он себя не мыслит.

Поклонники дарят бисер

– Вы собираете атрибутику, связанную со своей группой. Не планируете ли открыть музей?

– Не то что собираю, просто иногда дарят поклонники, многие из которых занимаются рукоделием. Часто вещи, вышитые бисером. Недавно преподнесли медное украшение. Иногда мы используем их рисунки, на основании которых, например, сделали одну из афиш. Барышня из Калуги создала изображение, и мы его позаимствовали для афиши. А так, в основном, все подарки хранятся у барабанщика.

–  Как вы отнеслись к тому, что ваш сын решил создать группу?

– Вольному воля, как говорится. Я его предупреждал, что это непросто. Одно дело записать песню, другое – выступать и «концертировать» самостоятельно. А критик я такой, что могу только по порядку расставить песни.

– А кого-нибудь из современных российских музыкантов вы слушаете?

– На фестивалях бывает. Иногда слушаю тех, кто с нами сотрудничает. Мы играем с Вадимом Самойловым совместные концерты к общей радости. Недавно, спустя 10 лет, встретили певицу Юту, которая когда-то с нами пела. Обрадовались, что она снова вернулась в музыку.

– Вы из Питера, как и лидер рок-группы «Ленинград», а ныне «Рубль», Сергей Шнуров. Как вы относитесь к его творчеству?

– Лично я далёк от их творчества.

Достопримечательность – Исачёв

– Вы не первый раз в нашем городе. Возможно, успели увидеть наши достопримечательности? 

– Первый раз мы были в Гомеле спустя полгода или год после аварии на Чернобыльской АЭС. Местный житель показывал нам живопись Исаева, с которым я тогда первый раз познакомился…

– Исачёва…

– Да, да Исачёв. Он тоже здесь родился?

– Примерно в 40 километрах от Гомеля.

– Я его работы, по-моему, ещё на слайдах смотрел.

– Вас впечатлила его живопись?

– У-у-у да-а-а! Очень так.

– Она была созвучна с вашим внутренним миром?

– Она, может быть, была совершенно не созвучна, но если ты видишь  работы настоящего художника, то отдаёшь дань его таланту.

– Вы знаете, что Александра Исачёва долго не признавали, и он умер спустя три дня после открытия своей первой выставки?

– Этого я не знаю, но то, что не признавали – это не удивительно совершенно. Поэтому мы и не стали художниками, так как их судьба зачастую ещё более печальная, чем у музыкантов. Босха, например, не признавали столетиями. А сейчас он гремит.

– В одном из интервью вы говорили, что ваши родители не хотели, чтобы вы стали музыкантом?

– В любом случае родители скажут своему ребёнку, что лучше быть юристом. Во времена моей юности всем было понятно, что нужно заканчивать учебное заведение, чем все ребята и занимались. У нас в группе музыканты закончили технические вузы.

Люблю эпоху минотавров

– Вы получили высшее образование по специальности «Строительство атомных станций». Как вы сочетали учёбу с творчеством?

– Всё шло параллельно. Время было советское, поэтому поступал ни куда хотел, а куда надо. Учёба стала для меня продолжением детства. Ведь студенческая жизнь во многом безалаберная. Мало людей, которые в молодости знают, к чему им стремится. Кто-то просто идёт в вуз за компанию, не понимая до конца, кем ему суждено стать.

– То есть вы тоже долго себя искали?

– Я себя вообще не искал. Мой институт находился близко, через парк. Я туда и пошёл.

– А вам современная молодёжь нравится?

– Современная молодёжь… Современные старики… Есть просто люди. Есть вы, есть студенты и те, кто в подворотне с кирпичом наперевес стоит.

– А как вы относитесь к поклонникам?

– У меня такое ощущение, что наши поклонники одни из лучших людей. Нам директора многих групп завидуют, что у нас такая публика. Ведь после наших концертов не приходится делать ремонт (смеётся).

– Какие у вас планы на будущий год?

– Мы записали в Гомеле новогоднюю песенку, которую выложим вскоре на нашем сайте. Сочинили её на слова Блока и записали прямо на сцене ГЦК. Она было навеяна гомельскими снегами, потому что у нас ещё снега не было. А здесь его обилие.

– А что за стихотворение?

– «Зимний ветер играет терновником…»

– Эдмунд Мечиславович, если бы у вас была возможность выбирать эпоху. В какое время вам бы хотелось творить?

– В эпоху минотавров (чудовище с телом человека и головой быка). Люблю большие формы (смеётся). Любое время по прошествии лет романтизируется. Вообще, мне кажется, сейчас самое офигительное время, из всех, которые были. Вот хеппи-энд нашего сегодняшнего разговора.

Чернявский Дмитрий, фото: Анна Пащенко (Гомельские ведомости), Алексей Шинкарев

3645-news2013_13645-news2013_2 3645-news2013_18 3645-news2013_17 3645-news2013_16 3645-news2013_15 3645-news2013_14 3645-news2013_13 3645-news2013_12 3645-news2013_11 3645-news2013_10 3645-news2013_9 3645-news2013_8 3645-news2013_7 3645-news2013_6 3645-news2013_5 3645-news2013_4 3645-news2013_3

По теме

Красный Крест предлагает поделиться новогодними подарками

Редактор

Новобелица: два самых доступных туалета (фотонавигатор)

Редактор

12 декабря в Гомеле стартует фотопроект Андрея Щукина «Кинестетика»

Редактор