2013

«Железная ле­ди» Советского района Гомеля

О приверженности быв­шей главы администрации Советского района Гомеля Татьяны Филимончик к строгому порядку и чисто­те до сих пор ходят леген­ды.

3747-news2013Мол, по её воле в райо­не каждый четверг стригли и пропалывали газоны, под линейку высаживали цве­ты, регулярно мыли окна в подъездах и оттирали грязь даже с фасадов жилых до­мов. Но и этого было ма­ло.

С приходом новогодних праздников она требова­ла новых конструкций но­вогодних ёлок, оригиналь­ных орнаментов празднич­ной иллюминации, застав­ляла разноцветьем свер­кать витрины магазинов и остановки общественно­го транспорта. При ней са­мый молодой район Гомеля действительно стал самым чистым и ухоженным. Ско­рее всего, именно за это её запомнят и ещё долгие го­ды будут благодарить мест­ные жители. И наверняка удивятся, когда узнают, что Татьяна Филимончик – это в чистом виде оппозицио­нер, пришедшая к власти без поддержки «сверху». В этом пришлось убедить­ся, листая подшивки ста­рых гомельских газет. То она открыто высказывает недовольство дублирова­нием отделов в районном и городском исполкомах, при этом отмечает, что архитек­тор в районе всего один. То она доказывает руководству горисполкома, что в 53-м микрорайоне ряд домов построены с ошибками, из-за чего в 358 квартирах сырые чёрные стены. Но­вые подробности из жизни гомельской «железной ле­ди» в нашем интервью.

– В 1991-м году я воз­главила местный исполком. Это было время метаний. Многие предприятия оста­навливали работу, настро­ения в трудовых коллекти­вах царили, что и говорить, бунтарские. Люди задавали правильные вопросы – как прокормить семью, и жела­ли услышать ответы от нас, представителей власти. А мы просили потерпеть, про­сили руководителей пред­приятий собрать волю в ку­лак и сохранить производ­ства. Тогда на второй план стали отходить вопросы жилищно-коммунального хозяйства, денег на ремонт жилья катастрофически не хватало. Что уж говорить о строительстве, которое, по сути, было заморожено.

Я не любила понедельни­ки, потому что это был день приёма граждан по личным вопросам. Они шли не по одному-двум, как сегодня, а десятками. Из тридцати как правило двадцать задавали вопросы по улучшению жи­лищных условий. Очередь формировали районные ис­полкомы, а распределением квартир из подменного фон­да занимались городские власти. Ситуация складыва­лась парадоксальная. Тогда многие гомельчане выезжа­ли на постоянное местожи­тельство в Израиль и США. Бросали квартиры, работу, садились в самолёт и улета­ли навсегда. Освобожденное жильё переходило в государ­ственный фонд. Несмотря на действующее законода­тельство, принцип распре­деления этих квартир даже мне, председателю испол­кома, был непонятен.

Люди негодовали, прихо­дили на приём целыми се­мьями и устраивали в моём кабинете истерики. Как им помочь? Со стороны тогдаш­него городского руковод­ства было полное непонима­ние. Терпеть подобное ста­ло невыносимо, и мы с моим первым заместителем Юри­ем Ивановичем Люкшиным обратились в Совет мини­стров и Верховный Совет БССР. Приехала комиссия, изучила вопрос на месте, и признала, что в Гомеле, ци­тирую эту фразу дословно, «сложилась порочная систе­ма распределения жилья, ко­торая ведёт к злоупотребле­ниям». Вскоре правом са­мостоятельно выделять жи­льё нуждающимся наделили местные райисполкомы. Ре­зультат не заставил себя дол­го ждать. За четыре года нам удалось продвинуть очередь на десять лет вперёд. Сегод­ня это кажется парадоксаль­ным, но это факт.

– А что это за почти криминальная история, связанная со строитель­ством рынка «Осовцы»?

– В 90-е торговля маши­нами и автозапчастями про­исходила в Гомеле стихийно. Люди становились вдоль до­роги на деревню Осовцы и торговали два дня, по суббо­там и воскресеньям. Желаю­щих занять место на обочи­не было очень много, поэто­му кое-кто начал делать на этом бизнес. Всю ночь жгли костры, охраняли «точку», а утром перепродавали её ба­рахольщикам. В ситуацию мы не вмешивались – тер­риториально это место отно­силось к Гомельскому сель­скому исполкому. Правда, тот голову над проблемой не ломал – все заботы перело­жил на общественную орга­низацию автомобилистов.

К 1995-му году рынок «вырос» до Речицкого шос­се к остановке «Солнеч­ная». Вот тогда в Советский райисполком начали поступать жалобы от жителей 52-го и 54-го микрорайонов, медперсонала и пациентов Медгородка, ку­да не мог по выходным про­ехать рейсовый автобус. Ко­стры и ночной шум усугу­бляли положение. Не отре­агировать мы не могли, и в феврале того же года на за­седании райисполкома при­няли решение «О мерах по упорядочению авторынка в Гомеле».

Вскоре сельский исполком обратился к нам за помощью в строительстве рынка. Мы согласились – обозначили границы торговых площа­дей, начали устанавливать турникеты, позаботились о наличии туалетов.

Сборы от торговли, а это 150 млн рублей в месяц, ста­ли поступать в районный бюджет. Деньги мы направ­ляли на ремонт улиц част­ного сектора и восстанов­ление после пожара колхоз­ного рынка на улице Быхов­ской. Вот тут и начались за­кулисные игры. Дело в том, что в это же время частная структура «Союзсервис» строила авторынок под хим­заводским путепроводом. Мы не были против здоро­вой конкуренции, но она та­кой, увы, не была. Приведу хотя бы один пример. Вече­ром строительными блока­ми перекрывалась дорога на Осовцы, а утром сотруд­ники Госавтоинспекции на­правляли водителей в сторо­ну химзавода. Нагло врали, что авторынок «Осовцы» не работает.

Пробить в Гомеле стену непонимания, заручиться поддержкой городских вла­стей тогда не получалось. Они вместо помощи откры­то строили козни, и не скры­вали, что приняли сторону частной структуры. «Корми­лись», видно, с этого доход­ного бизнеса. Что скрывать, были и угрозы в мой адрес.

К тому времени Прези­дент Александр Григорье­вич Лукашенко развернул серьёзную борьбу с корруп­цией. Когда он приехал в Гомель, я воспользовалась случаем и подала ему пись­мо с подробным описани­ем сложившейся ситуации. Вскоре приехала комиссия из 27 (!) человек. Призна­ли, что оба рынка строятся на законных основаниях. Но чтоб этот процесс не затяги­вался, установили конкрет­ные сроки их ввода. Уложи­лись в них и мы, и наши конкуренты. Но позже вре­мя расставило всё на свои места – химзаводской ры­нок не был так востребован, как «Осовцы», и вскоре пре­кратил своё существование.

– Страна в те годы, что бы ни говорили сегод­ня недоброжелатели Лука­шенко, действительно по­грязла в коррупции. Зная это, как вы согласились в 1996-м году возглавить ис­полком после его преоб­разования в администра­цию?

– Моё назначение на должность главы позволило лично убедиться: справед­ливость в этой стране если и восторжествует, то благо­даря Президенту. Ведь в той же истории с авторынком даже приближенные к нему люди убеждали меня, что он не станет вникать и вряд ли поможет. Более того, упре­кали меня, что я заработала себе репутацию оппозицио­нера: мол, плохо, когда мест­ные власти внутри региона не находят взаимопонима­ния. Слышать подобные за­явления мне, всегда свято верившей в торжество спра­ведливости, было как мини­мум обидно. Поэтому пред­ставьте себе, какие чувства меня переполняли в те дни.

Отлегло на душе в день назначения. Президент при­гласил будущих глав на со­гласование. Вошёл в зал, по­жал каждому руку, а мне при этом улыбнулся: «Ну что, жулики жить не дают?»

– Предлагаю переклю­читься на тему местных советов депутатов. Гово­рят, что раньше их числен­ный состав в десять, если не больше раз, отличался от сегодняшнего. Если это так, то какой в этом был смысл?

– Раньше депутат пред­ставлял интересы одной улицы или нескольких дво­ров. Границы округа были в разы меньше, и польза от этого была существенная. Депутата действительно знали в лицо, к нему шли и давали наказы. И он не то­нул в бесконечности вопро­сов, а занимался решени­ем конкретных поручений. Один только наш райсовет насчитывал порядка 80 де­путатов. Они, как и сегодня, зарплату не получали, име­ли только право на бесплат­ный проезд в общественном транспорте.

Сегодня роль депутатов местных советов сильно принижена, а раньше с ними считались, их даже побаи­вались. Достаточно вспом­нить, как прежде проходи­ли отчёты председателя рай­исполкома перед депутата­ми. Готовились к ним осно­вательно, причём не только я, но и все начальники от­делов. Иногда сессия дли­лась два дня. Это было не рядовое чтение докладов, а настоящий экзамен на про­фпригодность. Вопросы из зала задавались острые и прямо в лоб.

– При таком подходе и производства не должны были останавливаться. Как решали эту проблему?

– Когда складывалась критическая ситуация, об­ращались за помощью в профильные министерства. Многие же вопросы стара­лись решить внутри райо­на. Для этого создали свой совет директоров промыш­ленных предприятий, взяли за правило раз в два месяца проводить выездные семи­нары. Не только для первых лиц, но и главных инжене­ров. Стало очевидным, что многие из них за пределы своих предприятий давно не выходили, а потому не зна­ют, какую продукцию про­изводят их ближайшие со­седи. Тогда ведь Интернета и мобильных телефонов не было, ощущался явный де­фицит в информации. Эту брешь и закрыли наши се­минары.

Вообще, что касается ди­ректорского корпуса, то мне обычно везло на крепких хозяйственников. Работать было комфортно с таки­ми руководителями, как ди­ректор литейного завода «Центролит» Николай Вик­торович Андрианов и сме­нивший его на этом посту Михаил Алексеевич Сайков. Много и долго можно гово­рить о культуре производ­ства на примере предприя­тия «Гомельжелезобетон» и его бессменного руководи­теля Александра Петровича Старостова. Кстати, Андри­анов был первым председа­телем совета директоров, за­тем его на этом посту сменил Старостов.

По-деловому комфортно было работать с плеядой ру­ководителей вагоноремонт­ного, ныне вагоностроитель­ного завода – Петром Фи­липповичем Титковым, Лео­нидом Васильевичем Бараба­новым, Игорем Александро­вичем Красновым. Всегда находила поддержку у Ми­хаила Иосифовича Починка (тепловые сети), Лилии Ан­тоновны Рылушкиной («Гомельторгавтотранс»), Вла­димира Павловича Ходаков­ского (автопарк №1), Анато­лия Алексеевича Маслова (домостроительный комби­нат) и Василия Васильеви­ча Габрусева (СУ-243). Бо­юсь не назвать чьих-то имен и тем самым обидеть, поэто­му лучше остановлюсь и ска­жу главное. Все руководи­тели прекрасно знали и по­нимали, что чистота и поря­док – это всего лишь внеш­няя сторона жизни района. Главной же и неустанной на­шей заботой всегда было и до сих пор остаётся строитель­ство жилья, благоустройство дворов, ремонт школ и спор­тивных сооружений. В по­следние десять лет к этому добавились вопросы рекон­струкции предприятий, экс­порта и импорта, помощь сельхозпредприятиям и де­сятки других забот.

Светлана КОЛОМИЕЦ, фото из архива Татьяны ФИЛИМОНЧИК, Советский район

По теме

Новогодний вечерний Гомель

Редактор

К чемпионату мира по хоккею готовят гомельские вокзалы и аэропорт

Редактор

В Гомеле состоялся концерт Дианы Арбениной

Редактор