2014

Эх, молодость моя, Чем живёт современная молодёжь?

Чем живёт современная молодёжь? И гото­ва ли она трудиться ради общественных иде­алов, а не только собственных корыстных интересов?

Один из наших корреспондентов «золотой век» молодёжной инициативы отно­сит к временам, уже канувшим в Лету, а со­временные порывы считает лишь жалкой па­родией. Его оппонент, не принимая выраже­ния «о времена, о нравы», считает, что все­му своё время. И сравнивать поколения вооб­ще не стоит.

Александр Евсеенко: «В чём коммунистам не откажешь, так это в умении привлекать молодёжь к решению самых важных государственных задач»

Наверное, сколь­ко существует человечество, столько же существует проблема отцов и детей. В этом конфликте поко­лений волей-неволей уча­ствует каждый из нас, с возрастом и опытом ме­няя собственные взгляды едва ли не на противопо­ложные. Что поделаешь, меняются времена – ме­няются нравы. Но зало­женное в человеке с мла­дых ногтей остаётся чаще всего навсегда. И очень трудно бывает смириться с тем, что идеалы, на ко­торых ты вырос и в кото­рые свято верил, нынеш­ними молодыми воспри­нимаются в лучшем слу­чае как архаизм, в худ­шем – мешающие на­слаждаться жизнью не­нужные условности.

Я вот, например, ни­как не могу привыкнуть к тому, что для сегодняш­них молодых членский билет БРСМ (организа­ции, считающей себя пра­вопреемником комсомо­ла), является лишь фор­мальностью. В моей юно­сти, комсомольский би­лет, мог служить гаран­тией к получению комсо­мольской путёвки на оче­редную ударную стройку.

Кстати, о стройках. Вот в чём коммунистам не откажешь, так это в умении привлекать моло­дёжь к решению самых важных государствен­ных задач. Какой период истории СССР ни возь­ми, хоть военное лихоле­тье, хоть мирное строи­тельство, комсомол всегда был впереди. Свидетель­ством тому шесть орде­нов на его знамени. При­близительно, по одному в десятилетие.

И делалось это неспро­ста. Большевики прекрас­но понимали, что одни­ми лозунгами, призыва­ми да парадами настояще­го патриота своей страны не вырастишь. Циника- карьериста, с лёгкостью меняющего свои убежде­ния, вполне, а вот челове­ка, имеющего внутренний стержень, вряд ли. Пото­му что стержень этот мо­жет появиться лишь тог­да, когда молодой чело­век реально участвует в жизни своей страны, ког­да он понимает – то, что он сегодня делает, нужно его народу и его Родине.

Никогда не забуду, как однажды в глухой тайге встретил бойца, на огром­ном валуне тщательно вы­водящего краской слова «Мы отслужим, уедем, но останется БАМ – слов­но точка опоры, слов­но памятник нам». Пи­сал не кисточкой – пал­кой, обёрнутой тряпкой. На вопрос «Кто прика­зал?» девятнадцатилет­ний паренёк из-под Брян­ска удивлённо посмотрел на меня: никто, всем взво­дом решили. Заметьте, не «Здесь был Вася» или «Цой жив!» писал сол­дат, не понаслышке зна­ющий о вечной мерзлоте, сорокаградусных моро­зах, неподдающихся ска­лах и гнилой мари с туча­ми гнуса над ней. Он пи­сал самодеятельные сти­хи, наверняка, обращён­ные к тем молодым, ко­торые сегодня проносят­ся по БАМу в комфорта­бельных поездах, даже не догадываясь, сколько сил, пота и даже крови стоило в своё время строитель­ство этой магистрали его ровесникам.

И таких «бамов» на территории бывшей стра­ны не счесть. Начиная от всем известных Маг­нитки, Днепрогэса и Комсомольска-на-Амуре и заканчивая близки­ми нам нефтепроводом «Дружба», «Гомсельма­шем» и Светлогорском. Сегодня в это трудно по­верить, но решение прак­тически всех важнейших народнохозяйственных задач партия и правитель­ство не боялось доверять комсомолу.

А сегодня? Сегодня в школах с родителей бе­рут расписки в том, что они не против, чтобы их ребёнок занимался общественно-полезным трудом в виде дежурства по классу. Да эти, вы­ращенные в тепличных условиях «цветы жиз­ни», хоть загоняй по мас­совым мероприятиям, ре­альных плодов от них не дождёшься. Вот отчёты, глаз начальства умиляю­щие, они строчить уме­ют, рапортовать краси­во тоже, а дел реальных нет. То ли не доверяет им старшее поколение, то ли сами бояться кабы чего не вышло, то ли про­сто не знают, куда свою энергию молодую при­менить. Скорее всего, и то, и другое.

Да, в Беларуси нет строек масштаба того же БАМа, но почему бы тому же БРСМ не взять шефство над строитель­ством Белорусской АЭС? Или над нерентабельным сельским хозяйством вку­пе с деревообработкой. Чего не хватает?

Да что стройки! По официальным данным в Гомеле в живых осталось менее полутора тысяч ве­теранов ВОВ. А только первичных организаций БРСМ насчитывается в областном центре 395. Даже если в каждой из них всего по пять актив­ных членов, то, образно говоря, каждого ветера­на на руках носить мож­но. Поверьте, они того за­служили. Конечно, про­ще велопробеги ко Дню Победы устраивать. Толь­ко реальной помощи эти акции не заменят, автори­тета молодёжи не доба­вят. А без этого какое ж воспитание? Так, ничем не подкреплённые бла­гие пожелания…

Елена Чернобаева: «А сколько сегодня живёт среди нас людей, способных на подвиги? Кто знает?»

Меняются ландшафты и государственные формации, а люди не меняются. Они что сейчас, что сто, что тысячу лет назад – та­кие же люди. Патриоты и предатели, граждане и обыватели, ленивцы и работяги, ретрогра­ды и нигилисты. Где бе­лое, там и чёрное. Маят­ник хоть и качается, но всегда останавливается по центру.

Да, устремления мо­лодёжи полвека назад были несколько други­ми, нежели сейчас. Но они были одинаковы­ми что для юношей, что для взрослых. На круп­нейших стройках стра­ны бок о бок трудились старые и молодые. По­тому что страну нужно было отстраивать зано­во после войны. Люди потеряли близких, по­теряли дома, затеря­лись на больших про­сторах Родины. В де­ревню, где живёт моя бабушка, прибился сол­дат и остался там жить после войны. Построил дом, завёл семью. Но, когда выпивал вечерком в компании, нет-нет да и ронял слезу, вспоминая, что где-то далеко у него остались жена и дети. А может, и не осталось ни­кого… Только в старо­сти взрослые уже сыно­вья, наконец, разыска­ли его. А долгое время, почти всю свою жизнь, думали, что отец погиб на войне. Людей раз­бросало, разметало во все стороны, и они не только заново строили жизнь, но и себя соби­рали по кусочкам.

Мы никогда не смо­жем так, как они, са­моотверженно любить свою страну и совер­шать для неё трудовые подвиги. Только чтить и помнить подвиги дру­гих. Потому что как и друг, который познаёт­ся в беде, только попав в определённые обсто­ятельства, мы можем узнать, на что мы спо­собны. Ради себя, ради своей семьи и ради чу­жих людей.

Если вам вдруг пока­залось, что я отошла от темы, то не спешите де­лать выводы. Ведь идеа­лы и жизненные ценно­сти невозможно вбить в чью-либо голову, слов­но гвоздь в стену. Они формируются под вли­янием обстоятельств. И герои, которыми мы се­годня гордимся, появи­лись только потому, что случилась та страшная война. А сколько сегод­ня живёт среди нас лю­дей, способных на под­виги? Кто знает?

Голод, холод, страда­ния закаляют и форми­руют характер. В кон­це концов, люди стро­или своё светлое буду­щее и верили в то, что оно обязательно насту­пит. Каждый обустра­ивал свой мир и созда­вал себе дом (во всех смыслах), который раз­рушила война. Можно только представить, что чувствовали люди, ког­да осознали, что весь ужас позади. Хоть впе­реди было, может, ещё тяжелее. Да это пустя­ки, думали они, теперь мы можем горы свер­нуть. Главное, закончи­лась война. И отзвуки этой великой радости, конечно же, жили в сле­дующих поколениях и помогали им стаханов­скими, в прямом и пе­реносном смысле, ша­гами идти вперёд. Дру­гими словами, тот па­триотизм и та самоот­верженность, и жизнен­ная энергия, желание работать не за деньги, а на благо Родины, были присущи молодым лю­дям, выросшим в после­военные десятилетия. Большой вопрос, нужна ли сегодня такая грани­чащая с подвигом само­отверженность?

Масштабные строй­ки, «бамы» и «днепрогэ­сы» – это ведь не толь­ко слова, произносимые кем-то с ностальгиче­скими нотками в голо­се. Это ещё и надрывный труд, положенное там чьё-то здоровье и моло­дость в тайге вдали от цивилизации. И роман­тикой они подёрнулись по прошествии лет, ког­да всё плохое вылетело из головы, а остались только хорошие воспо­минания. Любой хочет вернуть молодые годы, пусть они и прошли в по­ходных условиях, а ста­рость сыта и комфортна.

Люди живут так, как того требует от них вре­мя. И если условия жиз­ни таковы, что работать из последних сил, до из­неможения нет надоб­ности, зачем же тогда возвращаться к старому и вынужденному? Нуж­но идти вперёд. Юноши и девушки получают об­разование, работают и выполняют свой граж­данский долг. Кто-то лучше, кто-то хуже. Но так было и раньше, в принципе.

А молодёжь ругать не стоит. Не стоит упре­кать её в праздности, ле­ности, несамостоятель­ности и упадке нравов. И уповать на прежние порядки. О времена, о нравы, говорит кто-то сегодня в адрес совре­менного поколения. О tempora, о mores! – произнёс эту же фразу, только на латинском, ещё до нашей эры Ци­церон.

Советский район

По теме

1 июня — Международный день защиты детей

Редактор

Фонтаны: для красоты, а не для купания

Редактор

Городская торговля в вопросах и ответах

Редактор