«Континент» и «Европа» старого Гомеля. По дорогам в охотничьих сапогах

Редактор

В начале 20-го века Гомель имел статус уездного города и представлял собой типичный провинциальный центр с характерными для него чертами.

Большая часть гомельчан вела полудеревенский образ жизни. Отсюда желание во всём имитировать привычки и поведение жителей крупных городов. А вот всякий другой, меньший по размерам и значимости населённый пункт, представлялся гомельским жителям провинцией, на которую они сами смотрели с пренебрежением, называя «наши захолустья».

О родном же городе современники во второй половине 19-го века говорили, что он, без сомнения, самый обширный и лучший из уездных городов губернии. После проведения через него в 1873 году железной дороги он начал заметно с каждым годом увеличиваться и улучшаться в отношении наружного вида и внутренней жизни.

Тогда, как и сегодня, городские власти пристально следили за чистотой на городских улицах и площадях, выносили бесконечные решения о наказании за загрязнение Гомеля, контролировали поливку улиц летом и очистку их от снега зимой.

Тем не менее убранной оставалась только центральная часть города. На остальной территории царила неаккуратность, отсутствовали элементарные санитарные условия для жизни. Гомельчане постоянно страдали из-за грязи на улицах: «… по улицам и площадям в разных местах навалено и сложено разного материала лесу, кирпича и камня, повсюду бродит рогатый скот, в особенности свиньи, которые портят улицы и устраивают себе посередине оных в грязи лежанки».

Ходатайства горожан о замощении улиц и наведении порядка кипами собирались в городской управе. В 1913 году жители Ветреной (сейчас — Гагарина) улицы сообщали: «С наступлением весенней и осенней распутицы Ветреная улица превращается в сплошное грязное болото. Легкие извозчики не соглашаются возить пассажиров, врачи отказываются посещать больных этой улицы, не говоря уже о ломовых извозчиках, которые, если и соглашаются за неимоверную плату, то сплошь и рядом калечат, а то и вовсе топят здесь лошадей. Привезти бочку воды обходится до 50 копеек. При этом с наступлением сумерек это болото окутывается полным мраком. От вредных испарений болеет все население улицы, как дети, так и взрослые».

Интересовались гомельскими улицами не только сами горожане и местная пресса. «Впечатляли» они и гостей города. Корреспондент газеты «Минский листок», например, писал, что Гомель «… имеет много каменных построек, хороших домов и недурных магазинов. Но улицы гомельские… Что это за улицы?! Рука человеческая, кажется, никогда не прикасалась к ним, чтобы сделать их более удобопроходимыми. Одни деревянные тротуары, которые… никогда не чистятся, только и спасают местную публику от необходимости не расставаться с охотничьими сапогами и соответствующим костюмом… Базарная площадь с её лавками положительно невозможна!».

Случалось, жители города выплёскивали помои и выкидывали мусор через окна своих домов на головы и одежду прохожих. Только некоторые улицы Гомеля, например, Румянцевская (сейчас — Советская), имели плиточное и асфальтовое покрытие. Среди общего количества дорог замощённых было меньше четверти. В этом отношении Гомель занимал примерно одинаковое место с уездными городами Оршей, Климовичами, Рогачёвом, Быховом.

Дома — деревянные, церкви — каменные

Как и в большинстве белорусских городов, в Гомеле основную массу зданий строили из дерева, хотя доля каменных в нём была большей, чем в других уездных центрах. Здесь наш город уступал только Могилёву. Крыши домов накрывали деревом, железо для этой цели использовалось редко. Иногда их делали из черепицы, соломы, но в Гомеле последние не нашли широкого применения.

В дореволюционных городах Беларуси, в том числе и в Гомеле, по причине деревянной застройки и отсутствия санитарного надзора за кварталами бедноты, довольно часто случались пожары, которые ежегодно уничтожали жилые дома. На страницах гомельских газет в рубрике «Местная жизнь» регулярно печатались сведения про такие происшествия.

Панорама Гомеля в середине 19-го века ничем не отличалась от внешнего вида других провинциальных городов. На фоне деревянной, как правило, одноэтажной застройки возвышались единичные каменные, изредка в несколько этажей дома. Чаще всего это были административные или культовые здания.

Выделялось своей монументальностью здание гомельской синагоги на углу Могилёвской (сейчас — Кирова) и Замковой (проспект Ленина) улиц. Христианские же храмы (Петропавловский собор, Троицкая церковь, Святая Николаевская, Александра Невского) были построены из камня. Только единоверческая церковь — из дерева.

В описании города начала 20 века отмечается: «… на обрывистом берегу Сожа вздымается своими темно-синими куполами, увенчанными сверкающими на солнце золочёными крестами, Петропавловский собор с четырьмя портиками на дорических колоннах. С другой, западной, стороны площади высится другое такое же величественное здание римско-католического костёла».

Кроме культовых построек, обращали на себя внимание здания банков. Например, Орловского коммерческого, Русско-Азиатского. А также Городской думы, жилых домов на центральных улицах, особняки купечества, зажиточных мещан.

Ещё Гомель считался одним из самых зелёных по количеству насаждений городом Беларуси. Кроме княжеского, в нём было четыре общественных, много частных садов, улицы специально обсаживались деревьями. Про озеленение города заботились и сами горожане, и городские власти. Например, в 1887 году Гомельская дума приняла решение про посадку на Румянцевской улице пирамидальных тополей, а на Замковой — клёнов.

Телефон для избранных

В большинстве дореволюционных городов для уличного освещения использовали газ. Электрические фонари имелись, как правило, только в губернских городах, в том числе в Могилёве и Минске. В Гомеле первые газовые фонари появились на улицах в 1872 году.

Водопроводной водой гомельчане начали пользоваться с 1909 года, то есть одними из первых в Беларуси. В других городах воду брали из рек, озёр, колодцев.

В начале 20 века в Гомеле появилась телефонная сеть, но о доступности этой услуги говорить не приходится. Телефонные звонки стоили очень дорого. В 1910 году, например, в городе было только 295 абонентов.

Нужды гомельчан в транспорте удовлетворяли извозчики и конка-линейка. Последняя перевозила пассажиров от костёла до Белицы. Экипажи извозчиков почти все были одноконные, многие из них — на резиновых шинах.

В начале 20 века в моду вошли велосипеды и быстро стали одним из видов транспорта в городе. Проезд автомобилей через город был редким явлением. Про такие события обязательно сообщали местные газеты: «Через Гомель проследовал автомобиль с 3 пассажирами, участниками предполагаемых гонок — «Вена — Петербург — Севастополь». Автомобиль конструкции «Бенца».

Ярмарка «зажигала огни»

Во второй половине 19-го — начале 20-го века в Гомеле существовала довольно разветвлённая сеть гостиниц, лавок, бань, магазинов, фотоателье, аптек. В одних из них обслуживание было на низком уровне, другие давали гомельчанам и гостям города почувствовать настоящий комфорт, не худший, чем в губернских и столичных городах.

Всего в Гомеле насчитывалось около 20 гостиниц, которые находились главным образом на Румянцевской, Замковой, Троицкой (сейчас — Крестьянская) улицах. Они зазывали к себе посетителей звучными именами, часто на манер западных: «Савой», «Золотой якорь», «Южная», «Эрмитаж», «Марсель», «Комерческая», «Бристоль», «Варшавская», «Континент», «Европа», «Киевская», «Брюссель» и т.д.

Одной из лучших в городе была гостиница «Москва» на Румянцевской улице. Хозяева описывали свои услуги следующим образом: «Гостиница с новейшими усовершенствованиями. Номера и бельё в гигиеническом отношении вне конкуренции. Полы всего помещения покрыты красивым линолеумом. В каждом номере водопровод. Ванная комната, согревающаяся в течение 12 минут. При гостинице ресторан с кабинетами и биллиардами. Специальная конюшня и сарай».

В Гомеле также было пять фотоателье, в то время как в уезде — только одно. Литературой на разный вкус торговали две лавки и шесть книжных магазинов. Столько же аптек готовили для больных лекарства.

Продовольственный ассортимент состоял из фруктовых и рыбных консервов от московских, одесских и других известных фирм, колбас — московской, краковской, литовской, разных видов сыра — швейцарского, финляндского,. голландского. Также гомельчане могли лакомиться дунайскими, королевскими, шотландскими и бирскими сельдями. Разнообразным был ассортимент кондитерских изделий.

Обычно хозяева гостиниц, как и владельцы магазинов, делали яркие рекламные знаки и вывески, чтобы притянуть к себе публику. Даже уличные продавцы газет и журналов должны были надевать специальную форму. Про разнообразие гомельских магазинов и товаров в них, цену на некоторые вещи можно судить по газетной рекламе.

Например, двери открывали для покупателей суконно-мануфактурный магазин «Конкуренция» Фильзенбаума и мастерская дамской и мужской одежды «Американский шик», приглашал за покупками магазин часов, золотых и серебряных вещей Маринбах и другие.

Рядом с роскошными магазинами, престижными мастерскими, даже банями для «чистой публики», «дешёвая публика» пользовалась предназначенными для неё немногочисленными услугами в бытовой сфере, которые почти всегда были на низком уровне.

Ярким примером является прачечная Хейфец на Старокузнечной (сейчас — Интернациональная) улице, где в основном принимали бельё из местных лазаретов и от населения. Находилась она в антисанитарном состоянии.

Большинство горожан приобретали товары на рынке или в дешёвых лавках. В обычное время гомельский рынок выглядел тихим и несуетливым. Но ситуация резко менялась, когда в Гомеле проходили ярмарки, наиболее крупные в губернии. Обычно они были приурочены к религиозным праздникам.

В это время улицы города мгновенно оживали. Туда-сюда сновали купцы, приезжие дельцы, кругом стоял говор и шум. Одним словом, жизнь кипела вовсю.

О том же пишется и в книге «Исторические сведения о примечательнейших местах в Беларуси»: «В то время Уездный городок совершенно оживляется, выходит из своей дремоты; во время ярмарки наблюдается собрание разнохарактерных народов между собою, их кипучая деятельность, обмен идей, мнений, взглядов; наконец средства повеселиться и с приятностью провести время, уподобляют Гомель Губернскому городу».

От редатора: первоисточник этой статьи мне найти, пока, не удалось. Если знаете — напишите.

Поделиться: