Девять столетий истории Гомеля: XVIII-XIX века

Редактор

Новое столетие по-настоящему изменило наш город, превратив его, по признанию современников, из относительно небольшой деревушки, застроенной деревянными домиками, в красивый европейский городок с каменными административными, общественными, жилыми и культовыми сооружениями.

Подарок от императрицы

Решающий поворот в жизни Гомеля наступил в 1772 году, когда он, после включения Восточной Беларуси в состав Российской империи, был подарен как «деревня в 5000 тысяч душ для увеселенья» Екатериной II генерал-фельдмаршалу графу Петру Румянцеву-Задунайскому. Императрица поощряла своих сановников на создание в имениях дворцово-парковых ансамблей с целью распространения в крае имперских культурных традиций. Именно это стало причиной передачи Румянцеву дополнительно ещё и 100 тысяч рублей на строительство в Гомеле роскошной резиденции. Первым же шагом к возведению будущего дворца стало уничтожение старого деревянного замка. В 1796 году в нашем городе в очередной раз сменился хозяин. После смерти Петра Румянцева-Задунайского во дворце поселился его сын – будущий министр иностранных дел Российской империи Николай Румянцев.

При участии представителя дворянской фамилии за какие-то 30 лет (с 1799-го по 1829 год) город был не только полностью перестроен, но и получил важный импульс общественного, культурного и духовного развития. На 1818 год пришёлся пик строительства в Гомеле. Так, управляющий графским имением Андрей Дерябин докладывает Румянцеву о распределении объектов между архитекторами: «Г. Кларк будет производить строения: греко-российскую и католическую церковь, дом для гостей, больницу и гостиный двор или лавки. Дьячкову поручается мост, ланкастерская школа, дворянское училище, переноска и перестройка магазина ткацких изделий, ткацкая и белильная фабрики». В таком напряжённом строительном ритме встречает наш город графа во время его летнего приезда. А в ходе возведения новой больницы у Николая Петровича и его управляющего возникла идея создания городской аптеки. Вскоре появилась и мысль выращивать лекарственные травы для аптеки в специальном саду.

Кроме того, к концу XVIII столетия разрослось и гомельское предместье, которое уже охватывало районы современных улиц Билецкого, Баумана, Ланге, Крестьянской, Артёма, Волотовской, Пушкина, отчасти – Советской, Кирова, проспекта Ленина. Всего на плане города 1799 года значилось около 16 улиц и до десятка переулков.

Платки – в Одессу, стекло – в Америку

Город постепенно становился и известным торговым центром. Продукция гомельских предприятий находила сбыт в Риге, Одессе, Санкт-Петербурге, Москве и даже Америке. Так, в 1815 году в Кёнигсберг на продажу было отправлено 6 тысяч пудов пеньки, 101 пуд перетопленного сала, 11 пудов свечек. «Ишпанская» шерсть доставлялась извозчиками в Санкт-Петербург и Москву. Одеяла, платки, швейцарский сыр, стеклянную посуду отправляли в Одессу. Продукцией завода так называемого прозрачного стекла для окон торговала Российско-Американская компания в США. По Сожу и Днепру начал курсировать первый на территории Беларуси пароход, получивший название «Николай», который должен был, как говорил графский механик Адам Смит, «много сделать пользы Гомелю, дать ему новую славу».

Многоотраслевое хозяйство требовало квалифицированной рабочей силы. Иностранцы служили механиками, возглавляли в нашем городе разные предприятия. Тот же Адам Смит брал на себя обязательства на протяжении 4 лет в Гомеле «…устраивать и содержать в исправности всякого рода машины, в особенности ныне имеющие пильные и мукомольные мельницы, действуемые водою, ветром, лошадьми и паровыми машинами, плотины и части оных с водопроводами к водяным колёсам и со шлюзами…» Своими хозяйственными новациями Николай Румянцев придал экономический импульс городу. Он мог бы ещё многое сделать, но смерть в 1826 году прервала его начинания. При погребении графа в Гомеле надгробную речь произнёс первый археолог Беларуси Иван Григорович, который отметил, что в лице графа Румянцева «Гомель оплакал не только замечательного государственного деятеля, но и виновника собственного возрождения».

Купил за 800 тысяч

В 1834 году с разрешения императора Николая I Гомель приобрёл (за 800 тысяч рублей) генерал-фельдмаршал, князь Иван Паскевич-Эриванский. При его участии параллельно с реконструкцией дворца были проведены работы по устройству парка и созданию единого дворцово-паркового ансамбля, сохранившегося до настоящего времени. Гордостью нового хозяина стала бронзовая конная статуя, поставленная в 1840 году около входа во дворец.

Её история заслуживает особого внимания. Скульптура восседавшего на лошади князя Юзефа Понятовского, племянника последнего короля Речи Посполитой Станислава Августа, попала в Гомель из Варшавы после подавления там русскими войсками восстания 1830-1831 годов. Статую собирались переплавить, но от этого её спас Иван Паскевич, который вывез скульптуру в Гомель вместе со своей долей конфискованных русской армией у участников восстания произведений искусства. Из Гомеля памятник Понятовскому исчез при достаточно загадочных обстоятельствах во время гражданской войны в России (1917-1922) и в 1923 году был торжественно установлен в Варшаве.

Пожароопасное время

В 1867 году в Гомеле насчитывалось 12 556 жителей, в том числе в Белице – 1751. Большинство были православными, иудеями и староверами. Проживали также католики и небольшое количество протестантов. Граница городских земель на севере в то время доходила до Кавказского рва (современный Подгорный переулок, который в то время проходил дальше к Советской мимо современного здания цирка).

Деловым и торговым центром Гомеля тогда являлась Базарная площадь (район современной площади Ленина и прилегающие территории). Там проходили ярмарки и значительная часть розничной торговли. На площади находился гостиный двор и множество каменных и деревянных лавок. Жители города стремились жить как можно ближе к площади, так как поблизости от неё было выгодно открыть лавку, сдать в аренду землю или помещения. «При значительном числе городских жителей такое малое пространство земли, занимаемое их населением, было причиной тесноты в расположении построек, особенно в центре города, где они сгруппированы почти сплошной массою», значилось в документе «Статистическое описание города Гомеля 1867 года». К тому же почти все эти постройки были деревянными, многие из них – с соломенными крышами. Эти обстоятельства приводили к частым возгараниям в Гомеле.

Базарная площадь

Первый сильный пожар произошёл в 1856 году, когда в городе сгорело 540 домов (из более чем 1200). Следующие случились в 1859-м и 1863 годах. Но особенно ужасным был пожар, произошедший в Гомеле во время Троицкой ярмарки в ночь с 13-го на 14 мая 1865 года. Тогда загорелась одна из лавок на Базарной площади. Огонь быстро перекинулся на соседние здания и прилежащие кварталы. В результате сгорел весь центр города. Был уничтожен каменный двухэтажный Гостиный двор, построенный ещё при Румянцеве, лавки на площади, деревянные дома по Базарной (Трудовая), Резницкой (позднее Мясницкая, Коммунаров), Лужевой (предположительно Миллионная, Билецкого) и Берёзовой (барона Нолькена, Ланге) улицам.

Улица с тремя названиями

В конце 1860-х годов город стал быстро расти в северном и западном направлениях. Дополнительный толчок развитию Гомеля дало проведение через него в 1873 году линии Либаво-Роменской железной дороги. В 1870-е годы было введено освещение на улицах, попадающиеся на некоторых домах соломенные крыши по настоянию полиции все без исключения были заменены деревянными. По постановлению городской думы почти по всем улицам были устроены деревянные тротуары, началось мощение улиц булыжником. Кстати, многие улицы в то время не имели фиксированных названий и в документах их названия писались с маленькой буквы. Некоторые из них вообще могли иметь одновременно два и более наименования. Например, современная улица Советская в документах того времени называлась Почтовой, «которая проходит через весь город» (на улице находилась почтовая станция). Или просто шоссейной дорогой. Чуть позднее Почтовая стала называться Пробойной, а в конце XIX века – Румянцевской. Создавалось впечатление, что этим названиям вообще придавалось мало значения и существовали они только для того, чтобы отличить одну улицу от другой.

По материалам интернета подготовил Дмитрий Чернявский

Print Friendly, PDF & Email