Гипотеза о происхождении названия Гомеля

Каждое лето, когда мелеет Ипуть у посёлка Красный Маяк, что недалеко от устья, обнажается каменистый берег, и река, пронося свои воды через порог, норовом и гомоном напоминает горную. Этот участок находится в нескольких километрах напротив нынешнего Дворца Румянцевых и Паскевичей, а ранее древнего княжеского замка, известного по летописям как Гомей, или Гомий.

Легенда о происхождении названия Гомель гласит, что название города связано с мелью, о которой местные жители предупреждали плотогонов. Существующий порог действительно мог представлять опасность, но для плывущих не по Сожу, а по реке Ипуть. Поскольку выход на поверхность крупных камней в русле реки на всей территории радимичей является единственным, то и порог мог иметь свое название. Как раз по шуму-гаму реки, который, как и две тысячи лет назад, слышен и сегодня. А городок на берегу Ипути у каменистого брода для пеших путников и для плывших по воде был назван по имени этого порога и одноименного с ним брода.

Жители городка имели доход с перевоза и от проводки плотов через опасное место. Они-то и кричали «Го! Мей», предупреждая о таящемся за опасным поворотом пороге, и предлагали свои услуги, возможно, по транспортировке сплавного леса мимо порога. Хотя очевидно, что плотогоны мешали заниматься им другим, гораздо более выгодным делом, именно поэтому они и были вынуждены предупреждать их. Но каким же ещё промыслом занимались гомьяне?

После того как вещий Олег построил свою сторожевую крепость на месте нынешнего Дворца Румянцевых и Паскевичей на Соже и назвал её таким же именем (Гомий), как и Старый Гомей на Ипути, стоявший там терем радимичского князя постепенно стал только местом летней резиденции. Поэтому здесь могли ещё сохраниться фундаменты старой княжеской церкви, благо что камень из реки был рядом в большом количестве. В настоящее время многие гомельчане разбирают этот уникальный памятник природы, которому город обязан своим названием: забирают для дач красивые текстурные камни. А другие с корытцами, таясь от загорающих под летним солнцем жителей города, что-то моют в крупнозернистом песке реки. Поэтому можно предположить, что и жители древнего первого Гомия так же мыли у порога… золото. «Мыйня» по-белорусски означает «баня», производное от слова «мыть». Из былин известно, что Соловей Будимирович приплывал в стольный Киев к князю Владимиру — дарил ему скатный жемчуг и золото мисками. То есть золото, добытое где-то в реке. Возможно, оно добывалось и у порога «Гомий». Где и стояла такая мыйня по промывке золота. В наше время подобным промыслом занимаются аборигены в Африке — они черпают деревянными черпаками песок из центральной части реки и затем промывают его в деревянных тазах. Иными словами на территории радимичей у порога мог быть золотой прииск, который назывался Гомей, а общая территория всех приисков носила название Гомея Великая. Вполне естественно, что человек, нашедший самородок, кричал «Го! Го! Мой!», таким образом обозначая свою находку. Разумеется, сплав леса мешал золотодобытчикам, и именно поэтому они требовали от плывущих по реке Ипуть, в том числе плотогонов, двигаться с осторожностью, чтобы не повредить их деревянные сооружения — мыйни по руслу реки у порога. Если провести аналогию с мойщиками золота на африканских реках, то в наше время они кричат на тех, кто приближается к их пескочерпалке, значит, покушается на их собственность. То есть обозначают приоритет: «Моё!»

Так что в лодке недавно открытого памятника первому гомельчанину, возможно, должна была быть и миска красного золота, что он привёз на торг для обмена на товары у Соловья Будимировича, который, в свою очередь, возил золото в Киев. Возможно с течением времени золотая жила истощилась… А может, и нет?

Александр Павловский, член общества Кирилла Туровского
Гомельская праўда
13 октября 2007

Print Friendly, PDF & Email