Гомель-Вальми: фронтовая трагедия

Редактор

Гомель-Вальми: фронтовая трагедия25 июля минуло 65 лет со дня героической гибели в боях с немецко-фашистскими захватчиками нашего прославленного земляка Александра Ильича Лизюкова (1900—1942) — Героя Советского Союза, гвардии генерал-майора, командующего 5-й танковой армией, одного из трех братьев-героев. И хотя историки до сих пор спорят по поводу точной даты последнего боя Александра Лизюкова под Воронежем, официально именно этот день является днем его памяти.

5-я танковая армия была сформирована весной 1942 года. Лизюков был ее первым командармом. Важность задач, поставленных перед армией, подтверждает короткая запись в «Журнале посещений Сталина» о том, что в ночь с 23 на 24 мая 1942 года в совещании у Верховного Главнокомандующего вместе с военно-политическим руководством СССР принимал участие и Лизюков: вошел в кабинет в 23.20, вышел в 1.35. Однако общая дезорганизация боевых порядков, потеря командного управления ими после Харьковского поражения были столь велики, что героическое самопожертвование бойцов и командиров Красной Армии смогло лишь приостановить продвижение врага, который рвался к Сталинграду. До недавнего времени в военной литературе не было произведения, в котором были бы масштабно представлены те судьбоносные для страны события. Сейчас оно есть. Это роман известного московского писателя-фронтовика А. 3. Анфиногенова «Юго-Запад, 42, фронтовая трагедия».

Мое знакомство с Артемом Захаровичем состоялось в мае 2005 года, в период подготовки Международной научной конференции «Война в славянской литературе». Этот замечательный русский писатель и мужественный человек, недавно встретивший свой 83-й день

рождения, является автором многих произведений, в которых отразился его фронтовой опыт боевого летчика. Однако последний роман А. 3. Анфиногенова, полагаю, будет особенно дорог гомельчанам. В нем Артем Захарович обращается к судьбе Александра Лизюкова, славного своими подвигами и в начальный период войны, в том числе в качестве организатора знаменитой обороны Борисова на Березине, военного коменданта легендарной Соловьевской переправы под Смоленском, командира Первой гвардейской Московской мотострелковой дивизии и заместителя командующего 20-й армией в битве под Москвой.

Фрагмент романа, предложенный вниманию гомельского читателя, запечатлел нашего земляка в кульминационный момент сражения на Березине, за которое Александр Лизюков был представлен к ордену Красного Знамени, а получил золотую звезду Героя Советского Союза — факт во многом уникальный! Драматизм судьбы А. Лизюкова, арестованного в 1938 году, в разгар репрессий против командного состава Красной Армии, и освобожденного только год спустя, позволил писателю придать трагическому эпизоду первых июньских дней 1941 -го высокое символическое звучание. Впрочем, свою оценку символу мужества и бескорыстия патриотов Отечества, который был найден писателем, — «Вальми» — даст читатель. История свое веское слово уже сказала: 20 сентября 1792 года произошло сражение у Вальми; 21 сентября 1941 года Первая Московская мотострелковая дивизия, которой тогда командовал Лизюков, стала гвардейской.

Пожелаем Артему Захаровичу Анфиногенову крепкого здоровья и скорейшего выхода в свет его романа. Он подготовлен к публикации в одном из крупнейших московских издательств «TEPPA», в знаменитой многотомной серии «Великая Отечественная», где собраны жемчужины нашей военной литературы. Как профессиональный литературовед мечтаю о том, что когда-нибудь книги этой серии украсят областной музей военной славы или специализированную Славянскую библиотеку.

Иван АФАНАСЬЕВ, заведующий кафедрой русской и мировой литературы Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины, внучатый племянник братьев Лизюковых

Отрывок из романа А. 3. Анфиногенова «Юго-Запад, 42, фронтовая трагедия»

…на десятый день войны за Березиной смертоносный штурм, грянувший перед восходом солнца в Высоком, продолжался, то оправдывая надежды Шестерина, то омрачая его истерзанную душу.

…Худое, изможденное лицо наголо остриженного полковника Лизюкова со скорбно скошенным ртом врезалось в память еще до Березины, после Высокого, когда Шестерин краем глаза схватывал, как расчетливо и твердо налаживает танкист, собирает в кулак силы отпора, — то, к чему неспособны оказались другие. Всем указывалось место, назначалось дело. Остатки Четвертой армии сводились в роты под командирским началом, «безлошадные» летчики, такие же танкисты и курсанты, вывезенные в лагеря и уцелевшие от бомбежек, сводились в тайные засады, подсказанные раненым командиром Брестского УРа, знатоком низин и троп, не обозначенных на карте Полесья… Боевое спокойствие, готовность к действиям воцарялись в рядах защитников.

Начальник генерального штаба вермахта генерал-полковник Франц Гальдер, фиксируя в «Дневнике» начало восточной кампании, был внимателен к деталям, преувеличивал и без того завышенные потери русских, приписывал внезапный контрманевр, застопоривший танковую колонну фон Гота, маршалу Буденному, пребывавшему в то время за сотни верст от Бреста, на Брянском фронте… Но это — частности, скрывавшие глубинный смысл и конечный результат пограничного ристалища. Его очевидец и участник, немецкий генерал-майор в отставке Рюдт фон Коленбург, возвращая «Дневник» штабиста издателю, оценил прочитанное убежденно и горестно: «Вальми!». Вальми — это бессмертная победа над прусско-австрийскими войсками, вероломно напавшими на республиканскую Францию, чтобы восстановить свергнутую монархию. На холмах Вальми, по словам великого Гёте, «впервые встретились и мерялись силами два мира». Когда пала завеса тумана, устремившиеся вперед интервенты изумленно замерли: французские войска не просто ждали их, но были умело и грозно нацелены на слабый фланг излюбленного немцами свиноподобного клина. Готовность к смелому бою повергла нападавших в смятение. Вот он каков, воодушевленный свободой, сплоченный отвагой народ Французской Республики! А ведь им столько твердили, что он бросится врассыпную или сдастся в плен при первом же выстреле! Между тем, народ стоял неколебимо, вынуждая оккупантов изменить свой замысел, прервать вторжение, изыскивать пути отхода — Вальми!..

Провидческими можно назвать слова о столкновении двух миров Иогана Вольфганга Гёте, ибо полтораста лет спустя, в июне 1941 года нечто подобное свершил на советской границе полковник Александр Ильич Лизюков, вчерашний узник Лубянки, чудом переславший на волю жене и таким же чудом дошедшую до Кремля записку: «Тася, дорогая, следователь в камере пыток твердит: ты все равно отсюда не выйдешь, здесь в подвале сменим череп, а подохнешь — сактируем… Тася, я ни в чем не виноват, совесть моя чиста, твой Саша». Выпущенный из тюрьмы, не реабилитированный, не восстановленный в партии, он жил верой в свободу Отечества и за нее боролся. И несть числа героям таких наших безвестных Вальми, создававшихся на границе сорок первого года, чтобы отозваться потом в Великой Победе сорок пятого!..

Гомельская правда, 26 июля 2007

Поделиться: