Куда ведёт подземный ход?

Редактор

Многим гомельчанам хотя бы однажды приходилось слышать истории о подземных ходах в старинном парке. Рассказчик чаще всего не бывал в них сам, но в мельчайших подробностях описывал, как его дед (отец, дядя, брат, знакомый) с отчаянными компаньонами проник через узкий лаз в подзе­мные лабиринты, бродил по ним, встречая ржавые металли­ческие двери, решетки, осыпавшиеся со свода кирпичи, какие-то кости…

Большинство возвращались обратно на поверхность тем же путем, но некоторые, говорят, умудрялись вновь увидеть дневной свет уже на другой стороне Сожа — кто в Якубовке, кто в районе старого Новобелицкого кладбища. Другие утверждают, что у князей Паскевичей были подземные коммуникации, позволявшие безвылазно добираться даже до Добруша.

Большинство рассказов о подземных ходах связывается с семейством Паскевичей, чьи представители владели Гомельским имением с 1834 по 1917 год. Естественно, у них, как и у их предшественников Румянцевых, не было абсолютно никакой практической необходимости в таких со­оружениях. Ничего не говорится о них и в многочисленных документах, относящихся к этому историческому периоду. Подземные ходы — неотъемлемый атрибут более раннего времени — средневе­ковья, насыщенного бесконечными военными конфликтами. Это относится и к нашему городу, который “благодаря” своему приграничному положению в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой часто становился ареной жесточайших противостояний.

Несмотря на то что сохранилось мало документальных источников по средневековой истории Гомеля, некоторые из них дают основание предполагать, что какие-то тайные пути под землей в городе того периода были. В книге известного белорусского археолога и историка М. А. Ткачева “Замки Белоруссии” приводится подробное описание Гомельского замка середины XVI века. Наряду с перечислением деревянных укреплений и построек упоминаются колодец и подземный ход, который вел к Сожу и обеспечивал водоснабжение в случае осады.

Другое свидетельство о существовании подземного выхода к реке отно­сится уже к 1654 году. В ходе начавшейся русско-польской войны Гомель под­вер­г­­­ся нападению 20-тысячного казацкого отряда под командованием нежинского полковника Ивана Золотаренко. Осада укреплений замка длилась без малого два меся­ца. Несмотря на постоянные обстрелы из пушек и голод, гарнизон мужественно отразил несколько нападений противника, отвергал поступавшие от имени русского царя и Богдана Хмельницкого предложения о сдаче и вынужден был сложить оружие только тогда, когда казакам удалось найти и взорвать потайной ход к воде.

Оба приведенных упоминания не содержат каких-либо подробностей и деталей, которые могли бы помочь точнее локализировать место нахождения этого хода. Однако в любом случае он только выводил к реке, но никак не мог проходить под ней. Осуществить такой замысел в то время, учитывая высоту береговой террасы, ширину и глубину реки, представляется с технической точки зрения невероятным.

Гомельский замок XVI — XVIII веков располагался как раз в том месте, где позднее был возведен прекрасный дворец. Строительные работы, начатые Румянцевыми и продолженные Паскевичами, сопровождались масштабной перепланировкой территории современного парка. В ходе ее были уничтожены глу­бокие и широкие рвы, отделявшие замок от остального города, и высокие земляные валы, защищавшие его. Естественно, при этом не могли уцелеть и подземные сооружения, если они даже и продолжали существовать до этого времени.

О чем же, в таком случае, продолжает твердить “народная молва”? Куда попадали и где бродили, не видя света дневного, многочисленные искатели приключений? Ответ лежит если не на поверхности, то достаточно неглубоко. Дело в том, что на территории гомельс­кого парка и в его окрестностях существовали разнообразные под­земные коммуникации и сооружения. Это, в первую очередь, система ливневой канализации, созданная в конце ХIХ — начале XX века. Она позволяла собирать всю дождевую или талую воду в специальные коллекторы и отводить ее в береговые откосы. Арочные кирпичные сооружения на месте вы­ходов этих каналов до настоящего времени существуют на склонах Киевского спуска.

Еще одним образцом довольно масштабных подземных объектов являются сооружения системы вытяжной вентиляции, которые сохранились в районе теперешних Зимнего сада (бывший сахарный завод) и областного Дворца творчества детей и молодежи “Юность”. Там ранее располагались оранжереи и теплицы, обеспечивавшие парковое хозяйство необходимыми зелеными насаждениями. Это достаточно серь­езные инженерные сооружения, представляющие собой камеры и арочные тоннели, выло­женные из кирпича и имеющие высоту до полутора метров. Попадая в них, человек может действительно почувствовать себя как в настоящем подземном ходе. По свидетельствам гомельских старожилов, в годы Великой Отечественной войны в этих тоннелях и камерах пряталась от преследований фашистов часть еврейского населения города.
Кроме этого, на территории парка под землей находятся бывшие “ледни­ки” — хранилища для льда и продуктов, расположенные недалеко от северного крыла Дворца Румянцевых и Паскевичей, а также погребальная камера фамильной усыпальницы князей Паскевичей. Эти и другие “объекты”, посещавшиеся гомельскими “спелеологами” в разное время, создавали и создают почву для удивительных повествований.

Существуют и другие реальные предпосылки для появления легенд о подземных ходах. Это сведения о том, что из подвала южного крыла дворца существовал скрытый выход к реке, к так называемой купальне княгини Паскевич. Остатки купальни были действительно видны в реке до начала реконструкции набережной в районе устья оврага Гомеюк (Лебяжий пруд). Это также предположение гомельских археологов, подтвержденное украинскими коллегами, что в период средневековья в береговой террасе Сожа могли существовать подзем­ные пещеры и даже ходы, подобные черниговским или киевским.

Так есть ли в Гомеле подземные ходы? Отрицательный ответ был бы концом одной из самых знаменитых гомельских тайн. А что за жизнь без тайны? Приглашаем гомельчан поделиться известной вам информацией о подземных сооружениях на сайте http://palacegomel.by.

Владимир Литвинов, ведущий научный сотрудник Гомельского дворцово-паркового ансамбля, Гомельская правда

Поделиться: