Николай РУМЯНЦЕВ: Человек-эпоха

Редактор

В Гомеле по инициативе областного общественного объединения “Румянцевское общество” состоялся круглый стол, посвященный 255-летию со дня рождения Николая Петровича Румянцева — дипломата, просветителя, мецената. Первую четверть XIX века в российской истории не случайно называют румянцевской эпохой. Во время круглого стола прозвучало немало интересных фактов.

Александр Наполеону не товарищ

Николай Мезга, кандидат исторических наук, доцент, декан исторического факультета Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины:

— В феврале 1808 года Румянцев официально занимает пост министра иностранных дел Российской империи. Осенью того же года он сопровождал Александра I во время его Эрфуртского свидания с Наполеоном. Уже во время этой встречи выявились достаточно острые разногласия между Россией и Францией, хотя союз между ними был пока сохранен. Это во многом было достигнуто благодаря усилиям Румянцева. Следует отметить, что идея русско-французского союза не пользовалась популярностью в выс­ших кругах российского общества. Поэтому Николай Петрович, на которого смотрели как на главного проводника этой политики, подвергался в России суровой критике.

С 1811 года стали быстро нарастать франко-русские противоречия. Дело явно шло к войне. По воспоминаниям современников вторжение французской армии в Россию настолько глубоко потрясло Румянцева, что с ним случился апоплексический приступ. Действительно, начало войны означало полный крах политики, сторонником и проводником которой был российский министр иностранных дел.

После того, как армия Наполеона была изгнана из России, Румянцев выступил противником заграничного похода русской армии. Он считал, что Россия не должна проливать кровь русских солдат и тратить деньги населения на освобождение Европы из-под власти Наполеона. Но Александр I был проникнут идеей выступить в роли освободителя Европы и позицию своего министра иностранных дел не принял. В августе 1814 года Николай Румянцев официально получил отставку.

Как покупают пароходы

Анна Кузьмич, заведующая отделом музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля:

— Первый пароход в России — “Елизавета” (на снимке) — был построен в 1815 году на верфи Чарльза Берда. “Государственный канцлер передал мне копию с письма относительно устройства парохода на реке Сож. Просит снабдить его согласно договоренности чертежами парохода”, — обратился к Берду управляющий гомельским имением А. Ф. Дерябин в 1818 году.

Что же мог представлять собой первый пароход, пущенный в Гомеле? Учитывая, что он строился на заводе Берда, можно предположить, что он относился к типу “Елизаветы”. В 1820 году в России работало 15 таких судов с паровыми машинами от 12 до 32 лошадиных сил.

Новый вид водного транспорта обошелся Гомельской экономии в 20 тысяч рублей и был пущен в ход в 1824 году. Имя получил “Николай”. Проект был дорогостоящим. Достаточно сказать, что брат Николая Петровича Сергей, унаследовавший гомельское имение в 1826 году, просил при продаже за одного крепостного крестьянина мужского пола 300 рублей.

Первые пароходы были деревянными и очень тяжелыми, имели большую осадку, часто становились на мель. Грузов перевозили немного, так как приходилось брать с собой большое количество дров для работы парового двигателя. Пароход “Николай” прослужил гомельчанам недолго, но можно по праву гордиться тем, что новый вид водного транспорта впервые в Беларуси появился именно в Гомеле.

Природа против геометрии

Валерий Морозов, доктор архитектуры, заведующий кафедрой “Теория и история архитектуры” Белорусского национального технического университета:

— Николай Петрович Румянцев создал новый Гомель, который, как известно, был задуман как идеальный город эпохи Просвещения. Процесс создания происходил одновременно с крупнейшей градостроительной акцией в Российской империи — регулярной перепланировкой губернских и уездных городов. Планы были утверждены Екатериной II в 1776 году. Выполнялись они военными инженерами и геодезистами. Города устраивались в виде простых геометрических фигур, в основном прямоугольников с прямоугольными кварталами, площадями и пересекающимися под прямыми углами улицами.

В новом Гомеле Румянцева все было по-другому. Город не был окружен земляным валом со рвами. Основные улицы были направлены в пространство за пределами застройки и как бы приглашали Гомель к развитию. Центром был не дворец или же собор, а площадь, способная вместить все население города. Здесь были построены церковь и костел, торговые ряды, ратуша и училище. По размерам гомельская площадь полностью повторяла парижскую площадь Согласия. Здесь проявилась не только любовь Румянцева к столице Франции, но и то, что он хотел уподобить основные постройки Гомеля выдающимся памятникам мирового зодчества. Петропавловский собор напоминал церковь Святой Женевьевы в Париже, костел — Пантеон в Риме, торговые ряды были устроены по примеру петербургских, экономический дом являлся копией дома в графстве Бедфордшир (Англия).

Но главным особым качеством нового Гомеля была связь его планировочного устройства с природным окружением. По всему чувствуется, что об этом много думали.

Зарплата для крепостных

Сергей Жихарев, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории славян и специальных исторических дисциплин ГГУ имени Ф. Скорины:

— Гомельское имение Румянцева очень интересно с точки зрения организации хозяйственной деятельности. Большая часть продукции, выпускаемой предприятиями Гомеля и Добруша, шла на продажу. Таким образом, в процессе развития товарно-денежных отношений наблюдалось усиление рыночной направленности крепостного хозяйства. Феодальная эксплуатация крепостных дополнялась капиталистическими элементами в виде договорных отношений и финансового стимулирования. Так, в 1820-е годы заметную часть в статье расходов гомельской экономии составляли выплаты за работу мастерам и рабочим.

Получаемые прибыли давали возможность модернизировать производство. В имении функционировали привезенные из-за границы промышленные и сельскохозяйственные паровые машины и механизмы, практиковались также инновации в агротехнике и агрокультуре.

Гимназия в трактире

Татьяна Литвинова, заведующая художественным отделом музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля:

— В стороне от дворца на небольшой площади, соединявшейся Экономической (позже Миллионная, ныне Билецкого) улицей с главной городской площадью, находились два жилых дома графа: для зимнего и для летнего проживания. В двухэтажном здании, построенном в 1822 году на уходившей от румянцевских домов Экономической улице и называвшемся русским трактиром, в 1830-х годах квартировали военнослужащие. Позже оно было реконструировано с приспособлением под размещение юнкерской школы.

В 1860-е годы гомельская общественность была озадачена учреждением в городе государственной гимназии. Ф. И. Паскевич принимал активное участие в решении вопросов об открытии гимназии, затратив 4807 рублей на перестройку здания бывшего немецкого трактира, проданного в 1846 году его отцом. Это здание в несколько измененном виде сохранилось в современном городе, сегодня в нем размещается Гомельский политехнический техникум. В процессе переписки по поводу открытия в Гомеле гимназии упоминается двухэтажное каменное здание с флигелями, построенное при Румянцеве в 1818 году на выезде из местечка. Построенное в качестве так называемой ланкастерской школы для учебы детей-сирот из имения Румянцева, после смерти графа оно использовалось под ткацкую фабрику, а с размещением в Гомеле военных здесь был госпиталь.

30 лет на сцене

Инна Кочубей, главный библиотекарь областной универсальной библиотеки имени В. И. Ленина:

— В романе “Война и мир” среди имен реальных исторических лиц, действующих наряду с вымышленными героями, одним из первых звучит имя Румянцева. Его упоминания достаточно Толстому для того, чтобы засвидетельствовать факт несомненной принадлежности семьи Ростовых к высшему свету.

Конечно, это не единственный случай упоминания графа в литературе. Вот уже без малого 30 лет со сцены театра “Ленком” канцлер Румянцев провожает в плавание самые известные российские корабли — “Юнону” и “Авось” из одноименной рок-оперы.

В 1815 году на собственные средства Румянцев снарядил бриг “Рюрик”, чтобы выяснить, существует ли проход из Арктики в Антарктику вдоль западного побережья американского континента. Самой значительной книгой об этом путешествии стал роман Юрия Давыдова “Капитаны ищут путь”. Это, пожалуй, первое художественное произведение, в котором Румянцев — один из главных героев. Роман, полностью посвященный его жизни, появился в 2006 году. Это книга Михаила Рассолова “Канцлер Румянцев-Гомельский”. Она предоставила гомельчанам новую возможность прочитать об эпизодах истории родного города.

Миллион для истории

Дина Мельниченко, заведующая отделом редкой книги областной универсальной библиотеки:

— Николай Петрович сформировал и возглавил научное сообщество численностью более 200 человек, которое обследовало свыше 250 российских и зарубежных архивохранилищ, скопировало тысячи редчайших документов. В 1815 — 1825 годах на все научные предприятия им было потрачено более 1 миллиона рублей личных средств.

За сравнительно небольшой срок в полтора десятилетия Н. П. Румянцеву и его сподвижникам удалось издать более пятидесяти превосходных, часто весьма объемных научных книг, полиграфическое исполнение которых в подавляющем большинстве было образцовым.

Библиотека канцлера насчитывала около тридцати тысяч печатных книг и свыше тысячи оригинальных рукописных кодексов и различных копий, сделанных преимущественно по его заказу. Несмотря на то, что в Гомеле было имение Румянцева, наш фонд, к сожалению, не располагает ни одной книгой из его библиотеки. Зато имеются книги с печатными посвящениями графу от авторов и составителей, благодарных ему за одобрение или поддержку, в том числе и финансовую, их начинаний.

Две страсти Румянцева

Татьяна Шода, главный хранитель фондов музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля:

— После ухода в отставку Николай Петрович Румянцев всецело посвятил себя отечественной истории. Не только в Петербурге активно велась работа по разным направлениям научных исследований, но и в Гомеле.

Например, при строительстве первого моста через реку Сож в начале XIX века был найден клад серебряных и золотых монет арабской чеканки, в то же время клад куфических монет был обнаружен при проведении строительных работ в районе центральной площади Гомеля. Самой древнейшей оказалась монета 896 года, а самая поздняя датировалась 943 годом. После гомельской находки граф Румянцев “заразился” коллекционированием нумизматики, и это увлечение переросло в настоящую страсть. Но основным в собирательской деятельности Николая Петровича было коллекционирование редких книг.

Мы гордимся, что в нашей, пусть небольшой коллекции старопечатных книг, имеется “Евангелие” Петра Мстиславца, изданное в 1575 году. Подчеркиваю это особо, так как в одном из писем К. Ф. Калайдовича Румянцеву от 16 ноября 1822 года содержится информация о желании графа приобрести такую книгу в свою коллекцию.

Подготовила Ирина ЧЕРНОБАЙ, Гомельская праўда

Поделиться: