О чем молчат камни…

Редактор

(Атрибуция предмета искусства в виде дискуссии)

На территории парка находится необычный предмет серого цвета с зелеными разводами мха, установленный на постаменте неподалеку от административного здания музея дворцово-паркового ансамбля. О том, что это не один памятник, а целых два, гласят таблички внизу на каменном параллелепипиде. Один – это гранитный монолит, отделанный в виде пьедестала, другой — скульптура быков с лаконичными чертами «звериного стиля». Информационная табличка сообщает о том, что это «подставка для цветочницы с двухсторонним изображением быка, бетон армированный, I половина XX века, найдена при расчистке русла р.Сож в 2008 г.»

О чем молчат камни…Часть I. Кто здесь?..

Отливка из известняка, укрепленная металлической арматурой, представляет собой симметрично расположенные бычьи головы. Довольно необычный объект для наших широт. Действительно ли перед нами «подставка для цветочницы»?

Мотив «двуликого януса» был чрезвычайно распространен в греческом и персидском искусстве 7-6 вв. до н.э.

Изображение передней части тела животного или мифологического существа — головы или морды — называется протомой. Это распространенная форма фигурного завершения ритона, скульптурного оформления капители колонны, предмета мебели, ювелирного изделия. Устанавливая изображения определенных животных на колоннах (стамбхах), древние народы как бы устанавливали связь между небом и землей, обретая дополнительную защиту и покровительство.

С образом быка, прежде всего, связаны мифология Древнего Египта, Древней Греции, Передней Азии. Любое божество во времена древних цивилизаций могло принимать вид быка или иметь связанные с ним атрибуты — бычьи рога, бычью голову и т.п.

Символизм быка связан с мощной жизненной энергией. В Месопотамии бык — символ плодородия и мощи; он соединяет в себе небесное влияние и земную силу. У древних греков бык был атрибутом Зевса и Афродиты, у римлян связан с Юпитером, Венерой и Европой. Диониса, необузданного бога плодоносящих сил земли, растительности и виноделия, изображали с рогами, а иногда и с головой быка. У кельтов боги-быки символизируют силу и мощь. Для друидов бык — это солнце, а корова — земля. По славянским преданиям, священный золоторогий Бык-Тур — могущественная творческая сила Bceленной, носитель плодородия, символ мужества, храбрости.

Отождествление богов с животными и животных с богами имело место на заре развития человечества. Например, в Ветхом завете упоминается изображение золотого тельца, на которого стали молиться люди. Религиозная подоплека давно сменилась символическим значением того или иного животного, но проявления «тотемизма» все равно сопровождают нас по жизни.

Гомельская скульптура имеет признаки капители. Бычьи шеи, оканчиваясь рельефными лепестками, плавно переходят в валик, затем следует восьмигранник, покоящийся на квадратной базе. В нижней части сквозь разрушения проглядывает железная арматура. На ней отчетливо видны следы ручной ковки. Над ушами животных находятся глубокие пазы. Очевидно для того, чтобы позднее вставить рога из родственного или другого материала, может быть из позолоченной бронзы. Имеется небольшая пустота в верхней части отливки. Однако трудно представить, как здесь должна была разместиться «цветочница». Итак, скорее всего, перед нами произведение, имитирующее каменное навершие колонны, созданное в древнеперсидском художественном стиле.

Часть II. Зачем?..

Кому пришла идея разместить быков в гомельском парке? Табличка под памятником гласит, что временем его создания является I-я половина XX века. С 1903 по 1917 год поместьем управляла вдовствующая княгиня И.И. Паскевич. Могло ли ее интересовать возведение подобных скульптур в XX веке, когда дворцово-парковый ансамбль имел вполне законченный вид? Вряд ли.

В советский период для украшения парка культуры и отдыха имени Луначарского, наряду с памятниками Сталину и Ленину, гигантскими лягушками, дельфинами и оленями у фонтанов, О чем молчат камни…могла ли возникнуть потребность дополнить общую картину скульптурой каменного литья в историческом стиле? В крайнем случае, могло иметь место изваяние зубра — символ Беларуси все-таки. Причем целиком, потому что в случае с зубром особенно важен выразительный и узнаваемый контраст мощной груди, слившейся с головой, и почти изящной задней части туловища. Однако, и портретное сходство тут не в пользу зубра. Вопрос остается: «Зачем создавалось каменное изваяние быков для парка в XX веке».

Часть III. История, полностью исчерпавшая себя в XIX веке

В конце ХVIII века освобожденное от обязательной государственной службы дворянство взялось переобустраивать свои усадьбы, руководствуясь вкусами минувшего XVII века. Моде следовали все, начиная с «головы» — российских императоров. Недостатка в примерах не было. Большой популярностью пользовались полотна художников-классицистов Никола Пуссена, Риччи Марко, Исаака де Мушерона, Юбера Гюбера, одно из произведений которого входило в собрание Ф.И.Паскевича, и многих других певцов «живописных развалин».

«Дворянские гнезда» и сегодня поражают чувством гармонии, которым проникнуты ансамбли дворцов и парков того времени. Жемчужиной среди подобных поместий можно назвать гомельский дворец Паскевичей.

Адам Идзковский, видный польский архитектор, предложил новым владельцам гомельского поместья князьям Паскевичам модель преобразования дворцовой архитектуры и парка в духе 30-40-х годов XIX века. Мостики, лебеди, арки, колонны с капителями, полуколонны, разнообразные вазоны и, конечно, мраморные фигуры должны были услаждать взоры гостей и владельцев замка. Проект Идзковского, как известно, был максимально реализован.

Развитием дворцово-парковой инфраструктуры особенно интенсивно занимался Федор Иванович Паскевич, унаследовавший гомельское имение в 1856 году. Он подолгу проживал в нем в отличие от отца Ивана Федоровича, служившего наместником императора Николая I в Варшаве и там же скончавшегося.

Вместо крыльца со ступенями у входа во дворец был размещен дугообразный пандус для въезда и спуска карет, со стороны реки появилась полуциркульная терраса с гротом, в объекты паркового назначения «Зимний сад» и башню обозрения был преобразован сахарный завод, были возведены для захоронения членов семьи Паскевичей часовня с усыпальницей. Нам не известно, как относился светлейший князь к парковой скульптуре. Во всяком случае, с крыш «Гомельского замка» статуи исчезли.

Часть IV. О чем молчат камни…

«Надобно всем растолковать, — писал в середине XIX века М.П. Погодин (историк, писатель, журналист, академик Петербургской АН ), — что узкое окошко в церковной стене, та или другая линия в резных и лепных украшениях, такая-то дверь, лоскуток заскорузлой кожи, знак, вырезанный на камне, глиняная вещь или медный крестик, образок со стертыми надписями, старый кирпич — также памятники, в некоторых случаях гораздо более драгоценные, нежели золотое монисто или серебряное ожерелье».

До сих пор на территории парка находят фрагменты мраморных изваяний, а кирпичная кладка XIX века постаментов под скульптуру прячется под насыпными клумбами. Реставрация дворца, завершившаяся к 2004 году, вернула ему величественный исторический облик. Открыта для обозрения обновленная усыпальница князей Паскевичей, Башня обозрения, на очереди часовня. Аутентичность и историзм дореволюционного культурного наследия сейчас в большой цене.

Архитектура больших и малых форм выражает, выражала, и будет выражать свое время, оставаясь точным слепком своей эпохи, хорошо это или плохо. Например, как явственно передает время создания памятник Николаю Петровичу Румянцеву, установленный перед дворцом в 1996 году. В отличие от образа кабинетного ученого и государственного деятеля начала XIX века, каким изображен Румянцев на портрете своим современником английским художником Дж. Доу, здесь красный командир с железной мускулатурой зовет в бой. Сказывается многолетний подход к ваянию памятников неизвестному солдату. Две вазы каменного литья в виде кратеров с другой стороны дворца, пережившие почти в полной сохранности две войны, современницы Паскевичей, благодаря побелке, приобрели общий вид с грубоватыми бетонными цветочницами, установленными на территории парка в наше время. Никто не требует почтения к необходимому сегодня парковому аксессуару, но исторические вазы, заслуживающие внимание, много потеряли от такого сходства. Неплохо вписалась в парковый ансамбль бронзовая скульптура князя Паскевича с собаками гомельского автора В. Долгова. Может быть, благодаря некоторому своему «натурализму» — собаки они и есть собаки, а может и размещению вдали от дворцовой архитектуры, этот объект не вступает в противоречие с историей, а стал украшением современного ансамбля. Администрация музея, опираясь на документальные источники, планирует обновить существовавший когда-то на территории парка памятник генералу-фельдмаршалу И.Ф. Паскевичу.

Ни на одной фотографии за последние 150 лет мы не увидим скульптуры быков. Никто из старожилов не оставил устных свидетельств о том, что бы это могло быть или где она находилась. Только известный гомельский краевед В.А.Литвинов вспоминает, что в юности ему довелось видеть, как несколько(!) подобных скульптур валялось на земле около здания подстанции за Лебяжьим прудом.

Молчаливо взирают на наших современников каменными очами быки с чужого постамента. О чем они молчат?

Print Friendly, PDF & Email