Паскевичи — забытая страница истории

Паскевичи - забытая страница истории

Прекрасной иллюстрацией современной памяти есть имя генерал-фельдмаршала И. Ф. Паскевича, очередной день рождения которого приходится на май. С его именем связаны Полтава, Киев, Севастополь, Волынь, Закарпатье, но нигде о нем не помнят, и более того, не знают.

Зато о Паскевичах помнят украинские соседи в белорусском Гомеле, где ключевым градообразующим элементом есть дворец Румянцевых-Паскевичей.

Памятью о семье Паскевичей, с которой город связывали 83 года, живёт весь Гомель. Особую любовь горожане питают к Ирине Ивановне Паскевич, которую долгое время называли «доброй хозяйкой Гомеля, княгиней Иринушкой».

Иван Фёдорович Паскевич, граф Эриванский, Светлейший князь Варшавский владел Гомелем с 1837 года, а последней хозяйкой города была графиня Эриванская, Светлейшая княгиня Варшавская Ирина Ивановна Паскевич.

Иван Федорович Паскевич
Иван Федорович Паскевич
Ирина Ивановна Паскевич
Ирина Ивановна Паскевич

Она была дочерью обер-церемониймейстера, действительного тайного советника графа Ивана Илларионовича Воронцова-Дашкова и его супруги Александры Кирилловны, влиятельнейшей дамы Санкт-Петербурга, хозяйки модного аристократического салона. Ирина унаследовала от родителей прелестную внешность, острый ум, рассудительность и неспроста была предметом всеобщего обожания.

Однажды она познакомилась с Фёдором Ивановичем Паскевичем, сыном прославленного полководца. В 1853 году молодые сыграли знатную свадьбу и поселились в доме Паскевичей на Английской набережной в Санкт-Петербурге. Молодые жили весьма замкнуто, о чём писал в своих мемуарах, английский посланник Гораций Румбольд, хотя дом, переполненный коллекциями оружия и предметов искусства, любили посещать столичные сибариты.

После смерти отца в 1856 году, перенявший титулы князь Фёдор Иванович, вступил во владение отцовским наследством, в том числе и Гомелем. Князь и княгиня часто выезжали, и горожане узнавали об их нахождении в Гомеле по вывешенному на башне дворца флагу.

Сын полководца не достиг таких успехов, как отец, хотя много сделал в период начавшейся военной реформы. Но княгиня Ирина Ивановна стала настоящей гордостью Гомеля (равно как и всей империи). Она занялась литературой и стала первой, кто перевёл на французский язык романа Льва Толстого «Война и мир». Именно её перевод взорвал читающую Францию. А после она перевела роман на английский, венгерский, голландский, польский и турецкий языки.

А простых горожан поражала невиданная для того времени благотворительная деятельность княгини Ирины Паскевич. По её инициативе и на средства семьи содержались бесплатное женское училище в предместье города, приют для девочек-сирот, детский приют городского попечительства о бедных и богадельня для пожилых женщин. В детских приютах Ирина Паскевич лично отбирала наиболее способных детей и обеспечивала им образование, готовила специалистов, выплачивала стипендии. На деньги Паскевичей была построена в 1898 году гомельская мужская классическая гимназия (ныне — один из корпусов Белорусского государственного университета транспорта). Надо отметить, что чету Паскевичей чтили при дворе и в 1857 году к ним в Гомель приезжал император Александр II, которого поразило великолепие дворца.

Чрезвычайно любопытна история булочника Брука, которого княгиня Ирина буквально подобрала на улице и отправила учиться в Швейцарию. Когда Брук вернулся, она открыла в Гомеле глазную лечебницу, а бывший торговец булками стал едва ли не главным офтальмологом России.

В новогодние праздники каждый ребёнок города получал от княгини Ирины подарок. Всем девушкам, выходившим замуж, она давала приданое (достаточно было только обратиться с прошением к княгине). Паскевичи открыли в окрестностях Гомеля 4 училища, каждое на 60 человек, обеспечили наличие учителей, их жалованье, финансировали отопление, и наличие учебников и канцелярских принадлежностей. Не зря о благотворительности четы Паскевичей шла молва по всей Российской империи.

К сожалению, они не имели детей и после смерти мужа в 1903 году, княгиня Ирина осталась совсем одна. Наверное потому она стала ещё активнее помогать городу, с которым её связала жизнь. Благодаря княгине Паскевич в городе появился водопровод, каменный особняк мужского приходского училища, детский музыкальный салон, роддом, гинекологическая больница. Княгиня лично участвовала в городских праздниках, пела перед народом, обеспечила стипендиями почти сотню учеников города.

Она как будто жила людскими проблемами. Её стараниями на Добрушской писчебумажной фабрике, принадлежавшей Паскевичам, был впервые в России введён восьмичасовой рабочий день.

Кроме того, в это время Ирина Ивановна передала более 250 тысяч рублей на строительство нейрохирургической клиники в Петербурге.

Когда началась Первая мировая война Ирина Паскевич организовывает в городе лазареты, помогает в них сама. Её госпиталь посетил с благодарностью император Николай II.

Любители разрушать всё до основанья оставили в истории Паскевичей огромное черное пятно. Имя генерал-фельдмаршала было выцарапано из истории, досталось его наследникам. В 1917 сама княгиня Ирина собрав списки всего движимого и недвижимого имущества, отправила дарственную новым властям и ушла из дворца навсегда, что наверняка спасло её от неминуемой смерти. 90-летняя, полуслепая, она ютилась в коммуналке и тихо скончалась 14 апреля 1925 года. Её запретили хоронить в фамильном склепе, а после и вовсе разорили могилу, перезахоронив останки где-то на окраине (точное место неизвестно и поныне). Княгиню и её мужа тоже стремительно забыли, не упомянув их даже в «Энцыклапедыi гiсторыi Беларусi»…

Но люди о них помнят. Да, память возвращается не с такой скоростью, с какой двигалось забвение и все же в Гомеле находится великолепный дворец и парк Паскевичей, восстановлена их фамильная усыпальница, рядом блистает собор святых Петра и Павла. А ещё любимым местом горожан есть небольшая парковая площадка, где стоит памятник «доброй хозяйке Гомеля, княгине Иринушке». Не прекращаются поиски её могилы.

Вот и нынешней весной, в память об Ирине Ивановне Гомель провёл традиционную программу «Всё истиной дышало в ней», в которой было всё: и панихида, и фотодокументальная выставка, и сотни добрых слов, и цветы к памятнику и… сама память, память которой надобно учиться, которую надобно перенимать.

Виктор Шестаков, интернет-издание «Полтавщина», 9 мая 2011