Революционные страсти вокруг гомельского дворца

В России война ускорила революционные события 1917 года. Уже после Февральской революции в населенных пунктах России в связи со сменой власти происходило становление новых институтов, определялись места для их размещения. В Гомеле взоры многих были обращены к зданию дворца Паскевичей.

Уже в начале марта 1917 года депутаты от рабочих и солдат собрались во дворце, чтобы решить вопросы по избранию исполнительного комитета гомельского Совета рабочих и солдатских депутатов, здесь же до конца июля 1917 года размещался и Полесский комитет РСДРП(б). 8 мая того же года гомельский Совет постановил «реквизировать для своих нужд замок княгини Паскевич, а имущество и ценности взять под свою опеку». В июне в одной из его комнат развернула свою деятельность чрезвычайная «пятерка» по борьбе с корниловским мятежом.

Революционные страсти кипели не только во дворце, но и на территории старинного парка — здесь проходили солдатские митинги, сюда шли все желающие поддержать новую власть. Дворец превратился в революционный штаб, все насущные вопросы обсуждались именно здесь, здесь принимались и решения.

Во дворце на одном из заседаний Совета рабочих и солдатских депутатов совместно с исполкомом уездного Совета крестьянских депутатов, состоявшемся 30 октября 1917 года, были произнесены слова из большевистской резолюции о переходе всей власти в городе Гомеле и Гомельском уезде в руки Советов. В объявлении Президиума исполкома гомельского Совета о переходе всей власти в Гомеле к Совету рабочих и солдатских депутатов сообщалось, что «по всем делам, бывшим в ведении правительственных комиссаров, надлежит обращаться к комиссару Совета по гражданской части (замок Паскевича, № 9)».

Подобное положение вещей беспокоило соответствующие учреждения в центре. В декабре 1917 года в гомельский Совет поступила телеграмма от наркома просвещения

А. В. Луначарского: «Уважаемые товарищи! Гомельский Совет занимает помещение чрезвычайно ценное в художественном отношении, а именно дворец графа Паскевича. В здании находится огромное количество ценных произведений искусства. Я очень просил бы вас сделать все зависящее, чтобы художественные ценности, которые находятся теперь под вашим опекунством, сохранилось безо всякого для них вреда».

8 мая 1917 года гомельский Совет постановил реквизировать для своих нужд замок княгини Паскевич, а имущество и ценности взять под свою опеку.

В январе 1918 года из губернского Могилева были разосланы на места телефонограммы отделам просвещения с просьбой «срочным порядком принять все зависящие от вас меры для сохранения, концентрации при Совете библиотек и вообще книжных художественных богатств бывших помещиков…». Как известно, библиотека, находившаяся во дворце Паскевичей, привлекала внимание специалистов уже тогда. Каждый, кто посетит сегодня музей редкой книги в универсальной областной библиотеке, сможет в этом убедиться — там представлена экспозиция, в основу создания которой легло частично сохранившееся книжное собрание из гомельского дворца.

В Первую мировую войну Гомель стал прифронтовым городом. В конце февраля 1918 года во дворце Паскевичей разместился штаб Гомельских боевых отрядов по борьбе с наступающими немецкими войсками. Несмотря на сопротивление кайзеровским войскам,

1 марта 1918 года вечером в Гомель вступили немцы. В фондах нашего музея на одной из почтовых открыток с видом дворца, которая в свое время была издана в Лейпциге, запечатлены немецкие солдаты. К сожалению, мы не располагаем подробными сведениями о дворце и судьбе дворцового собрания в период немецкой оккупации. Лишь косвенные свидетельства говорят о том, что предметы дворянского быта все же оказывались в руках немецких солдат.

В 70-е годы в фонды музея поступили настенные часы фирмы «Брегет» в деревянном резном корпусе, на обратной стороне которого имелась маркировка — буква «П» под княжеской короной. Именно такую метку во времена Паскевичей имели предметы, находящиеся во дворце. Согласно легенде часы в 1918 году были приобретены предками сдатчика у немецкого солдата в Гомеле. Вместе с тем, «Описи наличности гомельского замка» свидетельствуют и о том, что в этот период последняя хозяйка дворца И. И. Паскевич ненадолго вернулась в него, поскольку немецкие войска встали на защиту «интересов помещиков и капиталистов».

В 20-е годы музейная деятельность в Гомельской губернии находилась в ведении губернского подотдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины при губернском отделе народного образования. Подотдел возглавлял И. А. Маневич, который впоследствии стал первым директором художественно-исторического музея, созданного во дворце. Надо отметить, что, будучи специалистом в области музейного дела, Исаак Аронович в непростые 20-е годы делал все от него зависящее для сохранения историко-культурного наследия в Гомельской губернии. В первые революционные годы он был членом Всеукраинской чрезвычайной комиссии по охране памятников искусства и старины. По приезде в Гомель активно включился в работу, всячески старался отстаивать интересы музейного дела в Гомеле и губернии.

Интересный факт: в Гомеле в 1919 году почти одновременно начали свою работу два крупных музея. В отчете «О состоянии Гомельского губернского подотдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины» за 1919 год, подписанном И. А. Маневичем, говорится, что «для сбора и хранения культурных ценностей в Гомеле основан центральный музейный фонд, под который отведен от-

дельный каменный дом на Замковой улице, № 37». Отчет содержит много интересной информации о пополнении центрального музейного фонда. Факты впечатляют. Сюда поступали «семейные старинные архивы и хроники родовитой западно-русской аристократии», «старинные художественные ткани, среди которых имеются… ковры, слуцкие пояса», «мраморные статуи», «богатейшие коллекции художественного стекла, фарфора, фаянса, майолики», «стильная мебель из домашней обстановки» и многое-многое другое. Все это доставляли «из разоренных барских усадеб и помещичьих имений», находившихся на территории Гомельской губернии. На базе вышеуказанного фонда был создан музей, торжественное открытие которого состоялось

20 июля 1919 года. Размещался он по знакомому нам адресу — ул. Замковая, 37 — и назывался музеем им. Н. И. Троцкой.

Судя по всему, в этот музей передавались ценности и из дворца Паскевичей. Косвенно это подтверждается следующим фактом. Как известно, Паскевичи располагали довольно обширной коллекцией холодного и огнестрельного оружия работы русских и западноевропейских мастеров. А в музее имени

Н. Троцкой осенью 1919 года открылась выставка, на которой можно было увидеть клинки, сабли, палаши, шашки, «выделяющиеся своей оригинальной красотой и богатой чеканкой кривые сабли воинственных народов Кавказа и ближней Азии», а также «своеобразные сабли польские, венгерские, германские». Огнестрельное оружие было представлено «старинными кремневыми пистолетами с чеканенными стволами и мозаичными ручками». Особый интерес на выставке вызывали «ружья-пищали с великолепной резьбой и дорогой чеканкой». А мы знаем, что военная биография генерал-фельдмаршала И. Ф. Паскевича в первой половине 19-го века была связана со многими событиями, которые происходили на Кавказе, в Царстве Польском, в Австро-Венгрии…

Просуществовал музей им. Н. И. Троцкой совсем недолго. Как сообщалось в том же отчете, «тревожное положение на фронте и частичная эвакуация Центрального музея в Москву поставили Подотдел в необходимость временно закрыть музей впредь до реорганизации его на новых началах».

В газете «Путь Советов» (так называлась тогда нынешняя «Гомельская праўда» — авт.) за 15 августа 1919 года среди прочей информации мое внимание привлекла заметка следующего содержания: «В подотделе по делам музеев, охране памятников искусства и старины имеются сведения о музеях в следующих городах Гомельской губернии: Климовичах, Быхове и Клинцах. Коллегия постановляет организовать в Москве

Гомельский губернский музей имени Натальи Троцкой с уездными отделениями». С этой целью предлагалось всем уездным отделам перевезти в Москву наиболее ценные экспонаты. Таким образом, картины, предметы нумизматики и геральдики, старопечатные и рукописные книги, исторические архивы и тому подобные историко-культурные ценности потихоньку покидали территорию Гомельщины. А губернский музей им. Н. И. Троцкой свою деятельность в Гомеле так и не возобновил.

Шода Татьяна Алексеевна (главный хранитель музея)

«Гомельская правда», 27 августа 2009 года

Print Friendly, PDF & Email