«Военные страницы гомельской истории» Выпуск 1. «Военная история Гомеля с древнейших времен до конца XVIII в.»

Редактор

На долю Гомеля выпала нелёгкая судьба – на протяжении многих веков, начиная с долетописного периода и заканчивая героическими страницами Великой Отечественной войны, его жизнь была тесно связана с войной. Неоднократно гомельчане становились участниками ожесточенных сражений, неодно-кратно город подвергался страшным разрушениям. И каждый раз он восставал из пепла.

Первые укрепленные поселения возникают на территории Гомеля в VIII-VII вв. до н.э., с началом железного века. Они находились на месте бывшей деревни Прудок, в урочище Шведская гора, на территории парка культуры и отдыха им. А.В. Луначарского. Здесь в историческом центре города, на коренной террасе Сожа у здания областного краеведческого музея, укреплённый посёлок основали племена милоградской археологической культуры. В ходе раскопок здесь был обнаружен культурный слой VII-VI вв. до н.э. Посёлок занимал площадь около 1 гектара и был хорошо защищён. С двух сторон городище обступали обрывы, с третьей – оборонительный ров с земляным валом, укреплённым деревянным частоколом. В этом поселении проживала небольшая родовая община, численностью в несколько десятков человек. Позже здесь же находился укреплённый посёлок зарубинцев.

В результате появления новой территориальной организации населения Восточной Европы в VI-VII вв. на её территории возникают укреплённые общинно-племенные посёлки, получившие в исторической литературе название «градов». Один из таких «градов» возник и на территории радимичей, одного из 15 союзов племён, упомянутых Нестором в «Повести временных лет». До сих пор остаётся загадкой когда и откуда пришли они в Посожье. До конца IХ в. радимичи являлись данниками Хазарии. В 885 году князь Олег освободил радимичей от хазарской дани, установив вместо неё свою – по серебряной монете с каждой хозяйственной единицы. В 907 году радимичи вместе с другими союзниками Киева участвуют в военном походе на Константинополь. Но затем они на несколько десятков лет «отпадают» от киевских князей. Косвенно об этом свидетельствует византийский историк Константин Порфирородный ( середина Х в.). Описывая сбор дани Киевом у подвластных племён, он не упоминает среди них радимичей. В результате поражения в сражении на реке Пищань (место расположения не локализовано) радимичи вновь подчиняются киевским князьям. К концу Х в. на радимичской территории возникает поселение городского типа.

В первой половине ХI века, в связи с распадом Киевской Руси, Гомий (впервые под этим названием он упоминается в летописи под 1142 годом) вошёл в состав Черниговского княжества, став одним из важнейших форпостов на северо-западных границах этого государственного образования.

В начале ХII века в Гомие происходит значительное расширение крепости-детинца. Его площадь увеличивается в 2 раза. Усиление обороноспособности Гомия было вызвано усилением соперничества между смоленскими и черниговскими князьями. Одной из «спорных» территорий и стал Гомий. В Ипатьевской летописи (1142 год) записано: «… И слышавъ оже билися Ольговичи у Переяславля съ стриемъ его съ Вячеславомъ, и съ братомъ его Изяславомъ, и поиде на волость их, и взя около Гомия волость их всю». Скорее всего сам город не пострадал, так как имел довольно мощные оборонительные сооружения.

Детинец-крепость ХII века был окружён оборонительным рвом 35-40 метров шириной, глубиной до 8 метров. По гребню земляного вала проходили мощные деревянные стены, состоящие из тесно поставленных друг к другу срубов («городен»). Перекрытия срубов служили боевой галереей для передвижения воинов-дружинников. Внутреннее пространство детинца использовалось для размещения гарнизона, хранения продовольствия и оружия.

Гарнизон крепости был многочисленным и состоял из профессиональных воинов-дружинников. При необходимости в боевых действиях участвовали и горожане. Беспокойная эпоха междоусобий ХI – начала ХIII веков оставила в культурном слое десятки предметов, связанных с военным делом. Предметы вооружения – наконечники стрел, части сабель и мечей, другого клинкового оружия были найдены не только на территории детинца, но и окольного града и посадов. Это свидетельствует о том, что оружие имели не только дружинники, но и простые горожане. Ратник того времени имел стальную кольчугу или пластинчатый панцирь, копьё, меч, шлем и щит. Доспехи изготовлялись на месте ( в ходе раскопок была обнаружена оружейная мастерская по их изготовлению).

Во второй четверти ХIII века полнокровная жизнь Гомия внезапно оборвалась. В крепости-детинце и на территории окольного града были обнаружены следы сильного пожара. Он уничтожил деревянные оборонительные сооружения. В жилищах и производственных помещениях жителями были оставлены ценные вещи. Найденные в слое разрушений крепостного вала наконечники монголо-татарских стрел («срезней») косвенно свидетельствуют о том, что Гомий подвергся нападению воинственных кочевников, был взят штурмом, сожжён и разрушен. Значительная часть населения была убита или уведена в плен.

Точную дату захвата Гомия назвать невозможно; об этом, к сожалению, умалчивают письменные источники. Вероятнее всего, это печальное для истории города событие произошло в 1239 году, когда монголо-татары захватили стольный город Чернигов. Гомий, таким образом, разделил горестную участь большинства южнорусских городов и до 60-х годов ХIV века оставался в сфере влияния Золотой Орды. Оставшись без укреплений (и крепостных, и городских), Гомий стал лёгкой добычей поработителей. Жизнь теплилась лишь в центральной части прежнего города.

В 60-е годы ХIV века Гомий входит в состав Великого княжества Литовского, что благоприятно сказалось на его развитии. С этого времени и до начала ХVI века город получил своеобразную «мирную передышку».

В конце ХIV века здесь вновь воздвигается крепость, которая становится составной частью оборонительного пояса замков наряду с чечерским, пропойским, кричевским, мстиславским замками.

По воле случая Гомей (под таким названием он упоминается в источниках с конца XIV в.) в начале ХVI века на непродолжительное время оказывается в составе Московского государства ( с 1500 по 1535 годы), подвергается нападениям крымских татар (1509, 1510, 1512, 1515 и др.). Не оставляла в покое город и литовская сторона, которая любой ценой стремилась возвратить Гомей. Московские власти не жалели средств на усиление оборон-способности замка. В нём содержался сильный гарнизон, в состав которого входили «дети боярские с ними же и пищальники». Во главе гарнизона стоял воевода князь Дмитрий Щепин-Оболенский.

В июне 1535 года Гомей осадило войско великого князя Сигизмунда I Старого во главе с гетманом Юрием Радзивиллом. Армия ВКЛ была усилена татарами и иностранными мастерами «подкопных дел». Сигизмунд распорядился «замок моцный и обороною способный Гомей…взять…или хоть огнём его спалить». Одновременно он разослал письма наместникам поднепровских и посожских староств с требованием выделить от каждой волости определённое количество людей «добрых с топоры, которые бы имели тот замок Гомей зарубити». Осада города продолжалась с 10 по 17 июня 1535 года. Главную ставку Ю. Радзивилл сделал на ведение артиллерийского обстрела замка. «А так в середу весь день…на замок стрельба била, а потом с середы на четверг всю ночь и в четверг мало не весь день с наших дел [пушек] стрельбу чинили». Согласно Патриаршей летописи воевода Щепин-Оболенский оказался «не храбр и страшлив, видев люди многие и убоявся, из града побежал, и дети боярские с ними же и пищальники». Оставшиеся «тутошние люди немногие Гомьяне» сдали город литовцам.

Со второй половины ХVI и до конца ХVIII века Гомель оказался в водовороте политического и религиозного противостояния, неоднократно страдал от осад казацко-крестьянских отрядов и московских войск. Всё это не могло не сказаться на его развитии. Даже в конце ХVIII века он сохранял полуаграрный характер экономической жизни, являясь небольшим порубежным местечком с немногочисленным населением. Жизнь города на протяжении практически всего этого периода бурлила не на городской торговой площади, а за стенами замка.

Замок был настоящим «сердцем» Гомеля ХVI-ХVIII веков. Это была хорошо укреплённая крепость, располагавшаяся на мысе, образованном коренными берегами Сожа и Гомеюка (теперь на этом месте находится здание областного краеведческого музея). Замковые сооружения состояли из оборонительного вала и широкого рва многометровой глубины. По гребню вала шли высокие деревянные стены с зубчатыми бойницами, предназначенными для ведения артиллерийского огня. Основу стен составляли приставленные одна к другой дубовые срубные клети («избицы») в 2 яруса, которые имели галерею для воинов гарнизона. Она проходила по всему периметру оборонительных сооружений. Наиболее слабые места, а также угловые участки замковых стен завершались башнями равной высоты. Самой важной и наиболее уязвимой в обороне замка была башня с въезными воротами и подъёмным мостом («узводом»). Стены укреплений на значительную высоту были обмазаны глиной, предостерегая их от гниения. В замке имелся и потайной подземный ход. Он вёл прямо к Сожу; отсюда осаждённые горожане брали питьевую воду.

Со второй половины ХVI века известны и городские оборонительные сооружения. Собственно город («место») располагался между двумя обрывами – Гомеюком и Киевским спуском, которые смыкались в районе современной улицы Трудовой. По всему периметру были расположены деревянные стены той же конструкции, что и в замке. Въезд и выезд из города осуществлялся через Чечерскую, Могилёвскую и Речицкую башни. Водная башня выводила на городскую пристань.

В обороне города в ХVI-ХVII веках участвовали не только профессиональные воины, но и горожане («местичи»). В их обязанности входило участие в общеземском ополчении. Зачастую, вместо участия в нём города ВКЛ облагались особым налогом. Кроме этого на городскую общину распространялся ряд повинностей по организации обороны, караульной службы и т.д.

Во многих приграничных городах ВКЛ, к числу которых относится и Гомель, существовала особая категория горожан, в обязанность которой входило постоянное несение вспомогательной военной службы. В документах ХIV-XVI веков их (горожан) называют «мещанами конными», «боярами», или «слугами панцирными». В Гомеле второй половины XVI века проживали бояре Левон Волк и Ян Фащ (возможно, именно их и можно отнести к этой категории горожан). Они владели землёй, в том числе и при «месте Гомельском» «до воли и ласки господарской». Возможно, с этими «боярами» связаны такие названия как «Боярская улица», «Боярский спуск» (район современной улицы Пушкина). Вполне вероятно, что здесь располагались земельные владения Левановичей и Фащей.

Практически сразу же после возвращения города власти ВКЛ стали уделять гомельскому замку особое внимание. Великокняжеский подскарбий А.Горностай направил сюда «все потребы – салетру и порох и кули и свинец». Из Виленского арсенала в 1552, 1562 и 1563 годах в Гомель были доставлены боеприпасы и амуниция. В 1557 году гарнизон замка был увеличен до 200 человек. На усиление замка были брошены ресурсы практически всей юго-восточной части государства. Так, Чечерская волость в Гомеле за свой счёт содержала отряд «сторожи». Из Рогачёва в Гомель в это же время перевезли большое количество ржи и овса. В ремонтных работах в гомельском замке участвовали жители Чечерска, Пропойска, других городов Посожья. К самим же гомелянам, памятуя события 1500 и 1535 годов, центральные власти ВКЛ проявляли особую заботу. В 1537 году согласно указа Сигизмунда I Старого мещане Гомеля были освобождены от «роблення замку Гомейского на 1 год». Защищая мещан и волошан от притеснений гомельского наместника В. Толочинского, который не был согласен с таким решением, Сигизмунд в своей грамоте к чиновнику писал: «знать и помнить необходимо, иж тот замок за великим накладом к рукам нашим пришол,… иж тот замок на Украйне, а к людям украинным треба ся ласкове захватити и не годиться им ни в чём обтяженья чинити».

Военные действия не раз вспыхивали в непосредственной близости и в самом Гомеле.

В годы Ливонской войны (1558-1583 гг.) городом ненадолго овладели войска московского царя Ивана IV Грозного, но в июле 1576 года армия ВКЛ во главе с Ю. Радзивиллом возвратила город княжеству. В мае 1581 года русские войска вновь атаковали его. Они «… до замку неведоме ночью пришедши, на место ударили и место огнём выпалили», но замок взять не смогли.

В 1595-1596 годах в Гомеле находились отряды Северино Наливайко, поддержку которым оказали беднейшие слои местного населения.

Большой урон многим белорусским городам, в том числе и Гомелю, нанесли украинские реестровые казаки, которые размещались в них на постое в 1600 и 1603 годах (по пути с театра боевых действий между Речью Посполитой и Швецией). «Когда казаки запорожские отсюда на Низ выезжали, – писал очевидец, — так очень шкодили по деревням и городам: женщин и девчат и подростков много с собой забрали…»

Во время русско-польской войны 1614-1615 гг. в гомельском замке находился небольшой гарнизон войск ВКЛ, состоявший из 40 казаков и 40 солдат.

В 1633 году город и замок штурмовали казацкие сотни Богдана Булгакова и Ивана Ермолина, но неудачно.

Наиболее трагичная страница в истории Гомеля приходится на середину XVII столетия (казацко-крестьянская война 1648-1654 гг., русско-польская война 16544-1667 гг.).

Восстание запорожского казачества во главе с Б. Хмельницким очень быстро распространилось и на юг Беларуси. Уже в конце мая 1648 года казаки под предводительством Головацкого громили шляхетские имения в окрестностях Гомеля, Брагина, Лоева. Вскоре повстанцы заняли Гомель и убили здесь около 600 шляхтичей. Всё это произошло не без помощи горожан, которые «все показачились и поклялись друг другу защищаться до последнего».

В декабре 1648 года под Гомель, Быхов и Кричев Б. Хмельницкий направил из Новгород-Северска новые казацкие загоны, но Гомель им захватить не удалось.

Весной 1649 года, вновь не без помощи гомельчан, в Гомель вступил отряд под командованием полковника Черниговского полка М. Небабы, который насчитывал 2500 казаков. Казаки учинили в городе самую настоящую бойню. Были убиты и замучены сотни шляхтичей и евреев (до 1500 человек). Бои между повстанцами и отрядами Паца и Воловича шли несколько месяцев. Но, как и прежде, Гомель казакам удержать не удалось.

Следующее нападение казаков на Гомель произошло весной 1651 года. За это время власти ВКЛ значительно укрепили гомельский гарнизон, состоявший из наёмников под командованием капитана Монтгомери и шляхетско-мещанского ополчения. Казачье войско во главе с полковниками Забеллой и Окшей предприняли ряд неудачных штурмов замка, но все они завершились провалом. 9 июля 1651 года осада города была снята.

С началом русско-польской войны, казацкие полки численностью до 20 тыс. человек вновь весной 1654 года подступили к Гомелю. Казацкую армию возглавил наказной атаман И. Золотаренко. Казаки легко преодолели городские укрепления и подошли к замку. Его гарнизон, которым командовали полковники Жижемский и Бобровницкий, был укреплён немецкими наёмниками Михаила Сверского, венгерской пехотой Гедройца, ротой татар. В замке имелось значительное число пушек, «снаряду и пороху много». Расставив вокруг замка и по соседним холмам пушки, казаки начали осаду, которая продолжалась более полутора месяцев. В осаждённом замке начался голод. Вскоре казаки взорвали потайной ход к воде, что в конечном счёте предопределило судьбу осаждённых. 13 августа 1654 года «гомляне, полковники, ротмистры и со всеми своими людьми покорилися». Гомель возвратился в состав ВКЛ лишь в 1672 году.

С конца XVII века стратегическое значение гомельского замка постепенно падает. Так, в 1681 году в арсенале замка было всего 5 пушек.

В годы Северной войны (1700-1721 гг.) в Гомеле (1706 г.) находились русские войска под командованием А.Д. Меньшикова. В 1708 году Меньшиков вновь побывал с войсками в Гомеле, когда преследовал уходившие на Украину шведские войска, разбитые у д. Лесная.

В 1737 году гомельский староста М. Чарторыйский построил новый дубовый замок, углубил рвы и отремонтировал подъёмный мост. Следует отметить, что никаких боевых действий у стен гомельского замка до конца XVIII века не проходило, а сам он перестал существовать в 80-е годы XVIII века, когда на его месте началось строительство дворцового ансамбля новым владельцем Гомеля П.А. Румянцевым.

А.С. Кузьмич, 2001

Библиография:

  • Абаденка Ю. Воля горкая, як палын // Гомел. праўда.- 1991.- 29 сак.
  • Виноградов Л. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142-1900. / Факс.воспроизведение изд. 1900 г. из фондов Гомел.обл.краеведч. музея.- Гомель, 1992.- 48 с.
  • Гомель: Энциклопед. справ.- Мн.,1990.- 527 с.
  • Жудро Ф.А. и др. Город Гомель // Записки Северо-Западного отдела императорского Русского географического общества. Кн. 2.- Вильна,1911.
  • Лiтвiнаў Ул., Макушнiкаў А. Старажытны Гомель // Помнiкi гiст. i культуры Беларусi.- 1984.- №4.
  • Макушнiкаў А. Зброя нашчадкаў радзiмiчаў // Спадчына.- 1991.- №2.- С.48-51.
  • Макушнiкаў А.А. Паходжанне Гомеля (па матэрыялах археалагiчных даследаванняў) // Весцi АН БССР. Сер. грамад. навукi.- 1989.- №6.
  • Макушников О.А. В поисках древнего Гомия.- Гомель, 1994.- 64 с.
  • Макушников О.А. Во времена геродотовых племён // Гомел.праўда.- 1997.- 20 верас.
  • Макушников О. Древний Гомель: Легенды и были // Гомел. вед.- 1997.- 20 верас.
  • Макушников О.А. Основные этапы развития летописного Гомия (до середины ХIII в.) // Проблемы археологии Южной Руси.- Киев, 1990.
  • Памяць: Гiст.-дакум.хронiка Гомеля. Кн.1.- Мн., 1998.- 608 с.
  • Повесть временных лет.- 2-е изд.испр. и доп..- СПб., 1996.- 668 с.
  • Полное собрание русских летописей. Т.I, II, ХХХII, ХХХV.- М., 1962-1980.
  • Расцiславаў Н. Налiвайка ў Гомелi // Гомел.праўда.- 1991.- 16 лют.
  • Рогалев А.Ф. От Гомеюка до Гомеля: Городская старина в фактах, именах, лицах.- Гомель, 1993.- 216 с.
  • Русак И. Страницы истории // Вячэр.Гомель.- 1991.- 24 снеж.
  • Рыбакоў Б.А. Радзiмiчы // Працы секцыi археолёгii. Т.III.- Мн., 1932.
  • Ткачёв М.А. Замкi Беларусi (ХIII-ХVII ст.).- Мн., 1977.- 83 с.
Поделиться: