Жизнь и деятельность И.Ф. Паскевича (1782-1856 гг.)

Редактор

Иван Федорович Паскевич родился 8 мая 1782 года в семье полтавского дворянина, коллежского советника Федора Григорьевича Паскевича.

Родословная Ивана Федоровича по отцовской линии до сих пор до конца не выяснена. Этому виной – неразбериха, царящая в дореволюционных изданиях, посвященных геральдике дворянских родов Российской империи. В «Российской родословной книге» (ч. II, с. 90) указано на происхождение фамилии дворян Паскевичей от распространенной в ВКЛ шляхетской фамилии Пашкевичей (герба Радван).

Составители «Истории родов русского дворянства» считали такое утверждение ошибочным и приводили свою версию: «Подлинный предок Паськевичей был Федор Цаленко, прибывший из польской Волыни в Полтавский полк в ХVIII в. В 1698 году он был полковым товарищем и имел, поселясь и женясь в Полтаве, сына Якова, прозванием Пасько Цалый. У этого Паська был сын Иван Яковлевич по местному словопроизводству Паськевич…». Согласно этой версии фамилия Паскевичей, таким образом, имеет малороссийское (украинское) происхождение.

Мать И.Ф. Паскевича Анна Осиповна была уроженкой Беларуси и принадлежала к старинному шляхетскому роду Карабановских.

У Федора Григорьевича и Анны Осиповны было пятеро сыновей. Четверо из них – Иван, Осип, Константин и Федор выбрали военную карьеру. Лишь один Степан пошел в гражданскую службу, став впоследствии действительным статским советником.

О детских годах Ивана Паскевича сведений практически не сохранилось.

В конце 80-х годов Иван оказывается в Шклове, в кадетском корпусе. В 1894 году он в числе лучших выпускников корпуса был направлен на учебу в Петербург, в Пажеский корпус, о чем худородный Паскевич не мог и мечтать, так как в этом учебном заведении проходили обучение преимущественно выходцы из аристократических семей.

Паскевич и здесь не остается незамеченным. Его покровителем становится Павел I. В 1798 году Иван Федорович получает первый придворный чин – камер-пажа, а в 1800 году второй – лейб-пажа. В сентябре этого же года он выпускается из корпуса в чине поручика и получает назначение в лейб-гвардии Преображенский полк. Позднее он назначается флигель-адьютантом к Павлу I.

Трагическая гибель императора приостановила блестяще начатую карьеру Паскевича.

1801-1804 годы – «белое пятно» в биографии И. Паскевича. По всей видимости, выйдя в отставку и покинув Петербург, он в этот период своей жизни проживает в Полтаве, в родовом имении отца.

В 1805 году Паскевич вновь возвращается на военную службу и «состоит при И.И. Михельсоне», главнокомандующем русской армии, расположенной между Гродно и Брестом. С началом войны с Турцией (1806г.) армия Михельсона перебрасывается в Молдавию, ближе к театру военных действий. В годы этой войны Паскевич принимает активное участие в боевых операциях, успешно и с риском для жизни выполняет ряд ответственных административных и дипломатических поручений, командует небольшими воинскими формированиями. Он быстро продвигается по службе – капитан, штабс-капитан, полковник, генерал-майор. В 1810 году он получает в свое командование Витебский пехотный полк.

В рапорте командующего армией о взятии крепости Измаил И. Паскевич был охарактеризован «неустрашимым и войну понимающим офицером, которых поболе желать надлежит».

Только за эту военную компанию он удостаивается орденов – Владимира 4 степени, Анны II степени, Владимира 3 степени, Георгия 4 степени, Георгия 3 степени. Помимо орденов он награждается и золотой шпагой «За храбрость».

В 1811 году И.Ф. Паскевич получает новое назначение – принимает в Киеве под свое командование Орловский пехотный полк. Большинство личного состава полка состояло из проштрафившихся солдат и офицеров. В этом воинском формировании процветали казнокрадство, своеволие и рукоприкладство. Нижние чины в массовом порядке дезертировали из части.

За короткий срок полковому командиру удалось «из плохих гарнизонных батальонов создать геройское полчище Смоленска и Бородина». Он наполовину обновил офицерский корпус за счет молодежи из кадетских корпусов, значительно улучшил продовольственное содержание солдат, состояние воинской дисциплины. Все это значительно повысило боеспособность вверенной ему части. Паскевич был отмечен в приказе П. Багратиона «за образцовый порядок в Орловском полку».

В мае 1812 года И.Ф. Паскевич назначается командиром 26-й пехотной дивизии, во главе которой участвует в кампаниях 1812, 1813-1814 годов.

В период Отечественной войны 1812 года Паскевич принимает участие в сражениях под Салтановкой, Дашковкой, Смоленском, Бородином, Малоярославцом, Вязьмой, Красным.

Генерал А.П. Ермолов вспоминал о сражении под Дашковкой: «Самый упорный бой проходил на левом фланге, где не мог неприятель остановить 26-ю пехотную дивизию, которую генерал-майор Паскевич с неимоверной решительностью… провел через частый лес и стал угрожать уже конечности неприятельского фланга, но должен был уступить несоразмерным силам».

Умело защищала 26-я дивизия свои позиции («Королевский бастион») в Смоленском сражении. После боев за Смоленск Багратион «со слезами на глазах его [Паскевича] обнимая, несколько раз повторил: «Я знаю, Иван Федорович, чем мы вам обязаны».

Прославилась дивизия Паскевича и в Бородинском сражении. Вот как об этом событии написал очевидец: «…В схватке штыком закололи под ним [Паскевичем] лошадь, ядро убило под ним другую…, смерть косила людей сотнями. Несколько раз впереди всех он водил свои батальоны в штыки… В шести полках Паскевича осталось около 1200 человек (из 8 тыс. – прим. автора)».

«Кампания 1812 года,- справедливо заметил военный историк Щербатов,- выдвинула генерала Паскевича из общего уровня начальников дивизий того времени». За участие в Бородинском сражении Иван Федорович был награжден орденом Анны I степени, за бои у Красного – орденом Владимира II степени.

Кампанию 1813-1814 гг. он встретил в должности командира 7-го пехотного корпуса. Войска под командованием И.Ф. Паскевича приняли участие в блокировании крепостей Модлин и Гамбург, в боях за Дрезден и под Лейпцигом. В 1813 году он становится генерал-лейтенантом.

С марта 1814 года И.Ф. Паскевич, командуя 2-й гренадерской дивизией, участвует в осаде Парижа. Его части первыми вошли в Париж, за что он был награжден орденом Александра Невского. В Париже Паскевич знакомится с великим князем Николаем Павловичем, будущим императором Николаем I. И.Ф. Паскевич, вспоминая об этих днях, писал: «В Париже начались, как и в Петербурге, гвардейские разводы, и мы из гренадерского корпуса поочередно туда езжали. В один из сих разводов Государь, увидев меня, подозвал и совершенно неожиданно рекомендовал меня великому князю Николаю Павловичу. Познакомься сказал он ему с одним из лучших генералов моей армии, которого я еще не успел поблагодарить за его отличную службу. Николай Павлович после постоянно звал меня к себе и подробно расспрашивал о последних кампаниях».

Молодой генерал и юный наследник престола лежа на полу, по несколько часов кряду, разбирали по картам сражения минувших кампаний.

После вывода русских войск из Европы Паскевич оказался в Смоленске, где в 1816 году приступил к командованию гренадерской дивизией. Помимо армейских вопросов ему пришлось решать чисто административные функции, связанные с разбором жалоб крестьян («Липецкое дело»). Здесь же, в Смоленске, Иван Федорович в 1817 году женился на Елизавете Алексеевне Грибоедовой, дочери крупного смоленского помещика. В семье Паскевичей вскоре родилось четверо детей – Александра (1820 г.), Анна и Анастасия (обе-1822 г.), Федор (1823 г.).

В этом же году происходит в жизни Паскевича еще два знаменательных события. Он идет на повышение и становится командиром 2-й гвардейской дивизии. А в конце года, по протекции Николая Павловича, назначается сопровождающим к его младшему брату Михаилу, который предполагал отправиться в путешествие по ряду европейских стран. Посетив Германию, Италию, Францию, Англию Паскевич в 1819 году вернулся в Россию, но еще два года продолжал состоять в свите великого князя.

И только в мае 1821 года он возвращается к новому месту службы. Паскевич становится командиром 1-й гвардейской дивизии, расположенной в окрестностях российской столицы. Дела в русской армии, в том числе и в гвардейских частях, шли неважно. На первый план вышли муштра, увлечение смотрами и парадами. В армии царил произвол командиров-самодуров и казнокрадство индендантов. Вот как писал об обстановке в армии сам Иван Федорович: «Что сказать нам, генералам дивизии, когда фельдмаршал [Барклай-де-Толли – прим.авт.]свою высокую фигуру нагибает до земли, чтобы равнять носки гренадер? Не раз возвращаясь с плаца мне приходило желание все бросить, но я предчувствовал, что скоро понадоблюсь для серьезного дела».

С обострением международной обстановки (восстание в Греции, революции в Неаполе и Испании) 1-я гвардейская дивизия была переброшена к западным границам империи.

Осенью 1824 года Паскевич отличился при ликвидации последствий разрушительного наводнения в Петербурге, будучи военным губернатором Выборгской стороны.

12 декабря этого же года И.Ф.Паскевич производится в генерал-адъютанты и приступает к командованию над 1-ым пехотным корпусом, расположенным в Митаве. Здесь же его застало известие о событиях на Сенатской площади 14 декабря 1825 года. После подавления восстания Паскевич назначается членом Верховного уголовного суда над декабристами. Не принимая активного участия в заседаниях суда, он выступил против применения к ним смертной казни. По его ходатайствам будет освобожден из Петропавловской крепости А.С. Грибоедов, а декабрист А. Одоевской получит назначение на Кавказ, где самому Ивану Федоровичу приведется вскоре сыграть ключевую роль.

Кавказский регион с начала ХVIII в. имел исключительно важное значение в геополитических устремлениях России. Проводя здесь свою активную внешнюю политику, она встретила противодействие со стороны Персии и Турции. Свои интересы в этом регионе имела и Англия, которая опасалась усиления России.

В условиях внешней экспансии многочисленным и разрозненным кавказским народам было трудно сориентироваться и выбрать «нужного покровителя».

«Битва за Кавказ» отличалась особым ожесточением. Свободолюбивые горцы оказывали ожесточенное сопротивление, практически не сдаваясь в плен. Нередки были случаи, когда женщины и даже дети бросались на русских солдат с пистолетами и кинжалами.

В таких условиях исключительно важная роль принадлежала способности русской администрации в проведении гибкой, продуманной, выверенной политики по отношению к горцам.

Наместник Кавказа и главнокомандующий отдельным Кавказским корпусом генерал А.П. Ермолов проявил себя как деспот и тиран. Своими карательными экспедициями он до предела обострил ситуацию на Кавказе, чем и воспользовалась Персия, объявившая в 1826 году войну России. Видя неспособность Ермолова в коренном изменении ситуации на Кавказе, но опасаясь сместить наместника, обладавшего огромной популярностью в армии и в стране, сразу, Николай I принимает решение направить в Тифлис своего человека, чтобы тот, разобравшись в сложившейся обстановке, мог своевременно информировать императора.

Выбор пал на И.Ф. Паскевича. «…само провидение указало мне на тебя», — напишет Николай в письме к своему «отцу-командиру» (так иногда в переписке император обращался к своему генералу).

В августе 1826 года Паскевич прибывает на Кавказ, имея при себе несколько царских указов. Один из них давал ему право смещения Ермолова с занимаемых постов, если того потребует обстановка. Таким образом, на Кавказе сложилось своеобразное «двоевластие». Ермолов, обладая реальной властью, был ограничен в своих действиях Паскевичем, который к тому же находился у наместника в подчинении. С другой стороны, И.Ф.Паскевич, не имея таких полномочий, не мог вмешаться в ход событий.

Направленный А.П. Ермоловым в самый опасный район боевых действий Паскевич одерживает победу под Елизаветполем (современный город Гянжа, Азербайджан). Это была первая победа России при Николае I. Паскевич был награжден золотой шпагой с алмазами, получил еще большую поддержку со стороны императора.

В марте 1827 года именным указом Николая I Иван Федорович назначается наместником на Кавказе вместо отправленного в отставку А.И. Ермолова. Сконцентрировав в своих руках всю полноту власти Паскевич одерживает ряд блестящих побед над войсками персов. 1 октября 1827 года русские войска занимают Эривань (современный город Ереван, Армения). Лишившись своего важнейшего пункта в Закавказье Персия запросила мира, который был подписан 10 сентября 1828 года в Туркмангие на очень выгодных для России условиях.

На Паскевича просыпался настоящий «золотой дождь». Иван Федорович был возведен в графское достоинство с наименованием «Эриванский». Также он был награжден 1 млн. рублей золотом (часть из которых будет потрачена им на приобретение гомельского имения), орденом Владимира I степени. Еще более внушительных побед Кавказский корпус под руководством генерала И.Ф.Паскевича добился в войне с Турцией (1828 – 1829 гг.). Действуя решительно, избегая неоправданных потерь, он в первый год войны с Турцией разгромил 50-ти тысячную армию турок, взяв штурмом Карс, Ахалкалаки, Ахалцик. Позднее, потерпев поражение при Гасанкале, противник сдал И.Ф.Паскевичу без боя город и крепость Эрзерум. За взятие Карса он был награжден Николаем I двумя трофейными пушками, Ахалциха – орденом Андрея Первозванного, за Эрзерум – орденом Георгия Победоносца 1 степени. Более того, 22 сентября 1829 года в день заключения Адриапольского мира с Турцией И.Ф. Паскевич был произведен в генерал-фельдмаршалы. «Чин маршала, — писал в письме к награжденному Николай I, — мною вам данный, принадлежит вам не по пристрастию какому, а по славным делам, которые присоединили имя ваше к именам Румянцева и Суворова».

За короткий промежуток времени русские войска победоносно завершили кампании 1826 – 1828 и 1828-1829 годов, на четверть века отбив желание Турции воевать с Россией на Кавказе.

Значительных успехов достиг Паскевич и на административном поприще, проводя по отношению к горцам более гибкую и взвешенную политику, чем его предшественник. «Что же касается до тех черкесов, которые дерутся, — писал наместник к Николаю I, — то я думаю, что можно их, то есть их начальников подкупить, мне это удавалось. Бей-Булат, который с Ермоловым пять лет в Чечне воевал, был мною подкуплен и обласкан так, что с депутатами был в Эрзеруме, остался верен и убит своими за преданность к нам».

И.Ф. Паскевич произвел реорганизацию управления вверенного ему края. Вместо многочисленных провинций и округов было создано три губернии. Законодательная база была приведена в соответствие с законами империи. По его распоряжению был сформирован совет по управлению гражданскими делами, организована почтовая связь, проведено камеральное и статистическое описания края. И.Ф. Паскевич стоял у истоков армянской государственности. Не случайно единственный памятник Паскевичу, сохранившийся до настоящего времени, находится в Ереване.

События в Польше прервали его успешную административную деятельность на Кавказе. Восстание, начавшееся в Варшаве 29 ноября 1830 года, быстро охватило и территорию Литвы и Беларуси. Варшавский сейм утвердил решения о детронизации Николая I и дома Романовых, восстановлении Речи Посполитой в границах 1772 года.

Главнокомандующий русскими войсками генерал-фельдмаршал И.И. Дибич в январе 1831 года начал наступление на мятежников, которое вскоре было им приостановлено. Военные действия стали приобретать затяжной характер. Осторожность и медлительность командования способствовали еще большему падению боевого духа войск. «В течение этой войны, — выговаривал император Дибичу, — я получаю гораздо больше плохих известий, чем хороших. Я ничего не понимаю ни в том, что происходит, ни в ваших намерениях». Решительные действия Паскевича на Кавказе подсказали Николаю I идею о замене Дибича графом Эриванским.

Паскевич появился в Польше в начале июня 1831 года и, с присущими ему решительностью и энергией, приступил к подавлению восстания. Солдаты с воодушевлением пели, сложенную ими же песню:

Прилетел тут на расправу
Закавказский наш орел.
И грозой нас на Варшаву
По-суворовски повел.

В конце июля, сгруппировав войска на севере Польши и обеспечив их продовольствием и вооружением, заготовленными в Пруссии, И.Ф. Паскевич начал наступление на Варшаву. Уже в начале сентября русские войска заняли предместье польской столицы – Волю. Деморализованное руководство восставших поспешило сдать Варшаву. 8 сентября 1831 года оно подписало акт о капитуляции. «Варшава у ног Вашего императорского величества», — написал в победной реляции императору Паскевич.

В ответном послании Николай I писал: «Ты с помощью Бога всемилосердного поднял вновь блеск и славу нашего оружия, ты наказал вероломных изменников, ты отомстил за Россию. Отныне ты – Светлейший князь Варшавский». Победу праздновала вся Россия. В Петербурге были устроены гуляния, балы и фейерверки. А.С. Пушкин посвятил И.Ф. Паскевичу следующие строки:

Могучий мститель злых обид,
Кто покорил вершины Тавра,
Пред кем смирилась Эривань,
Кому Суворовского лавра
Венок сплела тройная брань.

Не обошли наградами Паскевича и европейские монархи. Прусский король наградил И.Ф. Паскевича орденом Черного орла, герцог Саксен-Веймарский – орденом Белого сокола 1 степени.

В начале 30-х годов Иван Федорович был в зените славы.

К этому же времени относится и составление его княжеского герба, который был окончательно сформирован в 1832 году. Первоначально Паскевич предполагал за основу своего герба избрать изображение, состоящее из знаков ордена Андрея Первозванного и двух пушек, подаренных ему императором. Но так как такая композиция не соответствовала правилам геральдики, то она была отставлена. В конечном виде княжеский герб выглядел следующим образом: «Герб князей Паськевичей («Гербовник», ч. Х, 33) представляет щит, рассеченный на четыре части. В первой – в золотом поле возникающий до половины Российский государственный орел. Во второй части – герб фамилии – в голубом поле серебряный постамент (для полкового значка). В третьей части щита – в серебряном поле горы и перед ними башня с минаретом в развалинах стены с надписью внизу «Эривань». В четвертой части – в золотом поле червленый щит с изображением сирены с надписью «Варшава». В середине большого щита – малый с государственным гербом в красном поле; над щитом графская корона, а над нею три дворянских шлема с нашлемниками. Из них на боковых, над дворянскою короною по три страусовых пера, а над средним – возникающий императорский орел, щитоносцы: гренадер и горец кавказский. Девиз: «Честь и верность». Гербовый щит расположен на княжеской мантии и увенчан княжескою короною-шапкою».

В это же время был дан герб для братьев Паскевича: «в лазуревом поле – серебряный станок под полковые значки мало-российского войска». Таким образом, за основу герба самого Ивана Федоровича и его братьев была взята вариация герба «Радван», который получил широкое распространение на землях ВКЛ и которым пользовался род Пашкевичей. Были ли Паскевичи в прошлом Пашкевичами или составители гербов исходили из созвучия этих фамилий – дать однозначный ответ на настоящий момент невозможно. Эта тема требует дополнительного исследования.

В этом же, 1832 году, Паскевич становится наместником Польши и наделяется широкими полномочиями как в военном , так и в административном отношениях. Четверть века, до своей смерти, управлял он покоренной Польшей.

Первым шагом русской администрации было строительство крепостей: Варшавской цитадели, крепостей в Новогеоргиевске и Ивангороде. Количество войск было увеличено до 100 тыс. человек. Все ключевые посты в администрации Паскевича заняли русские чиновники.

Сразу же после подавления восстания была отменена конституция 1815 года и введен Органический устав, который лишал Польшу государственности и автономии. Русский язык получил статус государственного. Были закрыты Варшавский и Виленский университеты. В польских школах вводилась полувоенная дисциплина.

Не смотря на предпринятые меры сопротивление поляков российским властям не прекращалось. Повсеместно возникали тайные общества, разрабатывались планы восстаний, покушений на императора и его наместника. В 1833 годе недалеко от Бреста в Паскевича стрелял шляхтич Завиша. Еще один заговор против наместника был раскрыт в Варшаве в 1844 году.

Учитывая сложившуюся обстановку в Польше, Паскевич, как и на Кавказе, не стал прибегать исключительно к карательным мерам. Хотя число недовольных не уменьшалось, а военные суды не прекращали своей работы, и сотни поляков оказывались в сибирской ссылке, Паскевич на многие факты или не реагировал, или не придавал им большого значения. Он понимал, что «освоение» края потребует многих десятилетий взвешенной и продуманной политики. «Истребить зло, — резонно отмечал он в письме к императору, — может время. Польша всегда одинакова. Беспокойная и бурная, … она всегда скрывает яд двойного зла: ненависти к России, от зависти к сильному государству, и идеей беспутной вольности, нетерпение всякого порядка и власти».

Денис Давыдов, который никак не может быть отнесен к числу поклонников князя Варшавского, справедливо заметил в своих воспоминаниях, характеризуя политическую линию Паскевича: «Он заслуживает больших похвал за покровительство, оказываемое им этому несчастному народу».

В конце 40-х годов Европу охватила новая революционная волна, которая распространилась на Францию, Германию, Австрию и Венгрию, приблизилась к западным границам Российской империи. Большой заслугой Паскевича было «спокойствие» Польши.

По согласованию с австрийским императором Францом-Иосифом, он был поставлен во главе русских войск, направленных на подавление венгерской революции 1848-1849 гг. войска революционной Венгрии возглавил талантливый полководец Артур Гергей, который избрал тактику партизанской войны. Умелое маневрирование, избегание генерального сражения с регулярными русскими частями, широкая и активная поддержка населения, подъем патриотизма – все это давало возможность Гергею продолжать сопротивление. «Война» стала принимать затяжной характер. Николай I потребовал решительных действий от своего постаревшего полководца. Трудно сказать, чем бы завершился этот венгерский поход, если бы не Гергей, который согласился на капитуляцию. Не одержав ни одной победы, И.Ф. Паскевич вновь стал триумфатором. Впервые в его карьере этот успех не был результатом его воинских побед. Время требовало новых полководцев, новых идей, новых тактических приемов. Эпоха Паскевича подходила к концу.

В сентябре 1850 года в Варшаве состоялось празднование юбилея 50-летней военной службы князя Паскевича. Сам император провел мимо прославленного фельдмаршала полки, салютуя Паскевичу шпагой. Он был награжден особым фельдмаршальским жезлом, знаком «50 лет беспорочной службы».

На этой высокой ноте и завершить бы ему свою высокую карьеру, оставшись победителем. Но судьба распорядилась иначе.

Крымская война 1853-1856 гг. была последней и, увы, неудачной кампанией И.Ф. Паскевича. манифест о войне с Турцией был опубликован 20 октября 1853 г. В нем Николай I призывал русскую армию «дать отпор как в 1812 году». Но по прошествии сорока лет со времени блестящей победы русского оружия над Наполеоном, Россия значительно отстала в военно-техническом отношении от передовых европейских стран. Ситуация осложнилась тем, что, как правильно заметил историк Ю. Борисенок, Паскевич своей фигурой «загородил дорогу к чинам и славе не одному десятку генералов, не воспитав при этом достойной замены».

На стороне «дряхлеющей» Турции выступали Пруссия, Франция, Англия. Вот-вот была готова вступить в войну Австрия. «Никогда еще Россия не была в таких тяжелых обстоятельствах»,- писал И.Ф. Паскевич к императору, оправдывая свои неудачи.

Впервые он, столкнувшись с сильным соперником, засомневался в своих способностях, проявил нерешительность и чрезмерную осторожность. Паскевич не смог угадать направление главного удара со стороны антирусской коалиции, ошибочно посчитав, что основные события будут происходить у юго-западных границ империи. Он промедлил с оказанием помощи осажденному Севастополю, что предопределило его последующую сдачу. Пока шли ожесточенные бои на юге, армия Паскевича целый год не предпринимала решительных действий в Молдавии и Валахии.

После неудачи под Силистрией в мае 1854 года Паскевич, сославшись на контузию, покинул армию и уехал в Гомель. И.Ф. Паскевич умер в Варшаве 20 января 1856 г. Тело его было захоронено в селе Ивановском (бывший Демблин).

С 1834 года имя Паскевичей неразрывно связано с историей Гомеля. Именно тогда он избрал Гомель в качестве одной из своих резиденций. Это было одно из лучших поместий России. Летом 1834 года Паскевич начал вести переговоры с владельцем имения графом С.П. Румянцевым о продаже имения. Вскоре эта сделка состоялась и имение перешло в собственность Ивана Федоровича.

В октябре 1837 года был издан указ Николая I, который был подписан в Эривани о передаче Паскевичу «казенного местечка Гомель в безпереоброчное его владение».

С 1837 года началась реконструкция дворцового ансамбля, сооруженного при Румянцевых в конце ХVIII – начале ХIХ века, под руководством известного польского архитектора А. Идзковского.

Работы по возведению стен, перекрытий и крыши растянулись надолго, вплоть до 1843 года. В течение этого периода была выполнена также планировка парка, составившего с дворцом единое целое, выкопан пруд, возведены мостики, привезены и высажены деревья и кустарники в парке.

По распоряжению И.Ф. Паскевича в Гомель для обустройства дворца из различных мест Российской империи доставлялись всевозможные произведения искусства – статуи, вазы, картины, мебель, воинские трофеи.

В 1837 году из города Мценска в Орел и далее в Гомель отправлены медные орудия. В конце 1839 года была осуществлена доставка в Гомель «мраморной ниши из Ахалцыха». 6 января 1840 года из Варшавы были привезены «восемь каменных статуй, сделанных для наружных украшений замка». Скульптуры находились и в галереях дворца. В той части дворцового комплекса, что вела к домашней церкви, находились статуи Т. Костюшко и Ю. Понятовского, в ведущей к башне – статуи античных богов Меркурия, Венеры, Аполлона.

На первом этаже башни, в обширном помещении, находилась палатка, в которой император Николай I находился в 1829 году на Кавказе.

Создавая парковую зону вокруг дворцового комплекса, Паскевич тем самым обособил усадьбу от городской застройки.

Парк, как и дворец, был наполнен скульптурой, парковыми сооружениями и воинскими трофеями. Множество статуй размещалось возле дворца. В окружении башни концентрировались трофеи И.Ф. Паскевича. Здесь, по сторонам террасы, на высоких постаментах были установлены пушки, захваченные во время войны с Турцией в 1829 году. Между ними размещалась конная статуя Юзефа Понятовского работы датского скульптора Б. Торвальдсена. Она находилась здесь до 1922 года. По условиям Рижского мирного договора статую вернули полякам, где она была установлена в Варшаве на том же месте, где в середине ХIХ века стоял памятник фельдмаршалу Паскевичу.

Во время И.Ф. Паскевича новое строительство в Гомеле практически не выходило за пределы усадьбы.

В 1850 году по протекции Паскевича через Гомель прокладываются шоссе Петербург-Киев и первая телеграфная линия Петербург-Севастополь, а в 1852 году Гомель получает статус уездного города.

В часть И.Ф. Паскевича были названы две гомельские улицы: Фельдмаршальская и Паскевича. В конце 70-х годов ХIХ в. Федор Иванович Паскевич соорудил фамильную усыпальницу и часовню, куда из Демблина был перевезен прах И.Ф. Паскевича и его супруги. В конце ХIХ века Ф.И. Паскевич установил бюст в честь отца перед северным крылом дворца, где тот находился до октября 1917 года. Дальнейшая судьба памятника не известна.

И.Ф. Паскевич – участник 30 сражений, кавалер 25 российских и иностранных орденов – был одним из лучших генералов своего времени. Он не принадлежал к «дряни александровского поколения» (выражение А.И. Герцена), которая заняла при Николае I первые места. «Иван Федорович! Ты слава моего двадцатипятилетнего царствования,- скажет Паскевичу император в 1850 году. — Ты история царствования Николая I».

А.С. Кузьмич, 2001

Библиография:

  • Авербух Р. Революционная и национальная борьба в Венгрии, 1848-1849.- М., 1965.
  • Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в ХIХ в. Военно-экономический потенциал России. — М., 1973.- 618 с.
  • Бескровный Л.Г. Русское воинское искусство ХIХ века. – М., 1974.- 360 с.
  • Бестужев И.В. Крымская война 1853-1856 гг. – М., 1956.
  • Борисенко Ю. Хозяин мятежного края: Штрихи к образу фельдмаршала Паскевича // Родина. – 1994.- №12.- С.50-55.
  • Домосканов В. Светлейший князь варшавский // Гомел.вед.- 1991.- 12 верасня.
  • История родов русского дворянства. Кн.2.- СПб., 1886.- С.39-41.
  • Лямцава-Канасевiч В. Лебедзi з кiрмашовых дываноў // Гомел. вед.- 1992.- 28 лiстапада.
  • Морозов В.Ф. Гомель классический. Эпоха. Меценаты. Архитектура.- Мн., 1997.- 336 с.
  • Паскевич Иван Федорович // Русский биографический словарь.- СПб., 1902.- С.333-346.
  • Pasckiewicz P. Pad berlem Rjmanowow: Sztuka rosyjska w Warszawe 1815-1915.- Warzawa.- 1991.
  • Перцов В. Жизнеописание князя Варшавского И.Ф.Паскевича-Эриванского по официальным документам.- Варшава, 1870.
  • Рогалев А.Ф. От Гомеюка до Гомеля: Гор.старина в фактах, событиях, лицах.- Гомель, 1994.- 216 с.
  • Фурман Н. Наследник Суворовской славы // Гомел. праўда.- 1997.- 17 мая.
  • Щербатов М.М. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич: Его жизнь и деятельность. Т.1-7.- СПб., 1888-1903.
Поделиться: