Покорение «Кавказа»

Местные старожилы, наверное, ещё хорошо помнят бывшую гомельскую окраину, которая располагалась в северо-восточной части города и носила название «Кавказ». Центр «Кавказа» — это сейчас улицы Подгорная, Госпитальная, Подгорный и два Госпитальных переулка, а «периферия» его — улицы Портовая, Хатаевича, Чехова, Книжная, Тельмана, 2-я Революционная. В наши дни здесь «хозяйничает» частный сектор, застройка преимущественно деревянная, улицы заасфальтированы и доступны для автомобильного транспорта. В этой части города сосредоточены промышленные и другие предприятия, организации и учреждения, в частности, гомельский судостроительный-судоремонтный завод; управление речного порта «Гомель»; гомельский элеватор: областной и городской Советы Белорусского Общества охраны природы. На территории бывшего «Кавказа» строятся высотные жилые дома, но пока ещё почти повсеместно многоэтажные здания соседствуют с частными домами коренных жителей бывшего «забытого мира».

Последнее наше определение «Кавказа» вовсе не метафора. Рассказы старожилов, дореволюционные описания города и публикации первых двух десятилетий советского времени позволяют представить следующий общий вид этой старой гомельской окраины. На прибрежных рвах и откосах лепились многочисленные маленькие избушки, мазанки, шалаши и даже обычные пещеры, в которых жили обитатели «Кавказа» — рыбаки, лодочники, прачки и бедные ремесленники. Долгое время «Кавказ» был «прославлен» пьянством и буйством своих обитателей, а также различными болезнями, которые великолепно процветали здесь. Дело в том, что этот район принимал всех тех, кто потерял, надежду на справедливую и достойную человека жизнь, всех озлобленных, обиженных, обманутых. Даже городские полицейские не всегда решались наводить на «Кавказе» надлежащий порядок. На берегах «кавказских» оврагов разбивали свои шатры путешественники-цыгане. На дне многих рвов существовали настоящие топкие ставки, ведь близость Сожа ощущалась совсем реально.

Покорение «Кавказа» шло ещё до революции. В 1910-1911 годах рядом с «кавказскими» откосами была построена красивая площадь, которую занимало свободное пожарное общество (сейчас — территория центрального стадиона завода «Гомсельмаш»). Пожарное общество построило большое депо с высокой каменной каланчой; казармы для служителей; один из лучших в городе сад для гуляний; трек для велосипедных гонок, где зимой заливали каток; ротонду для оркестра; летний театр с открытой сценой и превосходно оборудованный буфет. В зданиях пожарного общества помещались клубы — купеческие и пожарных деятелей. Таким образом, та часть «Кавказа» которая была обращена к главной улице города — Румянцевской (ныне — Советская), в первые два десятилетия XX века превратилась из забытой, заброшенной, дикой окраины в один из цветущих центров старого Гомеля. Но за живописной, так скажем, «вывеской» скрывалась все та же неизменная и нетронутая суть «Кавказа» — крайняя нищета, бедняцкая вольница, дикая и красивая природа.

О необходимости преобразования и той части «Кавказа» которая непосредственно выходила к реке, точнее, к заводи, или луки русла Сожа, которую он делал в далекой древности, а потом нашёл другую дорогу, хозяева города и Могилёвской губернии задумывались ещё в 80-е годы прошлого века. В то время возросла очевидность экономической значимости развития водного пути по Сожу. «Кавказскую» старицу соединили с основным фарватером реки и образовали место для зимовки судов. В 1890 году был составлен проект инженера Сыхина по строительству гомельского порта. Проект был хорошим с технической точки зрения, но очень дорогим, поэтому его осуществление застряло. Ещё один проект разрабатывался уже в советское время, в 1920-21 годах. И только третьему проекту, автором которого явились профессора Максимович и Жарский и инженер Петрашин, было суждено осуществиться. В марте 1930 года строительство гомельского порта было включено в число ударных строек первой советской пятилетки. Этот порт был одним из пяти речных портов Советского Союза, причём, первым, вступившим в строй. По своему техническому оборудованию Гомельский порт появился первым в стране, где соединялись водный, железнодорожный и шоссейный пути; он был рассчитан на один миллион тонн грузооборота в год, в строительство было вложено семь миллионов рублей. Гомельский порт должен был обслуживать предприятия Беларуси и Украины, он связывал сельскохозяйственные районы северной части Сожского бассейна.

Героическая история строительства гомельского порта подробно описана в небольшой книжке, титульный лист которой подписан следующим образом: «Д. Аллан, М. Пирожников, В. Розкин. «Кавказ» в плену (история строительства Гомельского порта). — Издательство газеты «Белорусский фарватер». — Гомель, 1933″. К сожалению, это издание сохранилось только в частных библиотеках, да в республиканской библиотеке в Минске. А как было бы хорошо, если бы гомельчане могли самостоятельно, без пересказа познакомиться с этой интересной книжкой, в которой воскресают ударный труд, неподдельный энтузиазм и самоотверженность наших земляков-строителей большой Гомельской стройки первой пятилетки. Вот некоторые из наиболее ярких фактов.

Строительство началось осенью 1930 года. Люди снимали возвышенности, засыпали ямы и рвы; работали, главным образом, вручную, при помощи всего нескольких землечерпалок. Тем не менее, был отрыт котлован на 120 метров, после чего начали забивать сваи шпунтовой стенки. Весной 1931 года в Гомеле произошло небывалое наводнение. Вода затопила далёкие голубые просторы. Сож превратился в настоящее море. Вся стройка лежала под полуметровым слоем воды. Но главный котлован, моторы и механизмы были все-таки спасены, благодаря круглосуточной работе людей.

Ещё одним серьезным препятствием для строительства был плывун — мелкий песок, насыщенный водой. Выбирались один слой земли за другим, но освобожденное место снова быстро заполнялось плывуном. Инженерам, руководившим стройкой, пришлось много подумать и поработать, чтобы победить это природное явление.

Первая очередь стройки была завершена 10 октября 1933 года, на несколько месяцев раньше определенного срока. «Покорение» гомельского «Кавказа» вступило в решающий этап.

«Наступление» на этот непривычный район города, на этот оазис, созданный самой природой, началось, как можно предположить, задолго до тех начинаний, о которых мы только что рассказали. Гомельский «Кавказ» постепенно осваивался людьми с самой глубокой древности. Если мы серьезно ставим вопрос о тысячелетней истории города, то должны обратить пристальное внимание не только на территорию знаменитого княжеского парка, но и на «Кавказские» откосы и овраги. Правда, сейчас их в том виде, в котором они существовали раньше, нет. И тем не менее, то, о чем мы здесь говорим, стоит внимания.

На карте Гомеля 1910 года примерно на участке между сегодняшними зданиями цирка и телестудии показан так называемый цыганский ров. Название это сравнительно новое и не очень увлекательное для изучения далекой истории. Цыгане, как мы напомнили, обосновались на «Кавказе», отсюда и название. Однако, цыганский ров раньше имел совсем другое наименование, сегодня забытое. Его называли рвом Дедно (допускаем, что ров Дедно располагался немного в другом месте, но строительство порта, да и само время стерли его точные координаты). Название Дедно соотносится с подобным наименованием — Дед, которое также указано на старой карте. Дед — это затон, остатки той старицы Сожа, на которой началось строительство грузового порта.

Наименование Дед нельзя считать каким-то простым соответствием, своего рода синонимом слову «старый»; иными словами нельзя толковать его просто как «старое русло» Сожа. Слово дед в таком, или близких значениях в белорусских говорах не употребляется. Зато встречается другое употребление этого переосмысленного слова: оно в составе наименований типа Дедова, Дедовка, Дедки используется для обозначения мест доисторических поселений, городищ, курганов, могилок, вообще «святых» мест, издавна почитаемых в народе.

Легче всего в нашем случае было бы объяснить название рва Дедно на основе наименования заводи Дед. Однако здесь тоже есть определенные «но». Дело в том, что географическое название Дедно построено как раз таким же образом как и наименования таких старинных населённых пунктов, как, например, Молодечно, Гродно — то есть является по своей сути кратким прилагательным, который может указывать на место древнего обитания. В примере из Дедно могла произойти та же метаморфоза, которая произошла с первичной формой названия нашего города — Гомий: она, эта последняя форма, «законсервировалась» в наименовании яра Гомиюк. Так и название древнего поселения Дедно существовало до поры до времени в наименованиях оврага, или рва Дедно и заводи Дед.

На вероятность существования обитания под названием Дедно указывает ещё одно название — Волосова или Валосова. Так называлось урочище, которое существовало где-то на берегу старицы Сожа в районе «Кавказа». Название Волосова (Валосова) могло образоваться от имени языческого бога Волоса (Велеса), которому поклонялись славяне. А то, что именно славяне, скорее всего, радимичи, жили в вероятном поселении Дедно, почти бесспорно, ведь последнее название по своей структуре и по своим языковым особенностям славянское. А этот факт позволяет в свою очередь предполагать, что Дедно, как поселение радимичей, было вероятным предшественником обитания под названием Гомий, возникшее в пределах современного парка, то есть немного в стороне от Дедно. Кроме топонимических фактов, об этом свидетельствует и вот какая древняя легенда. Коренные жители дореволюционного «Кавказа» гордились своими предками — отцами, жившим здесь в прошлом. Особенно они чтили память о неком вожде Гоми. Как в этой связи не вспомнить версию, которая нашла отражение в научной литературе. По этой версии название Гомий (Гомель) образовалось от личного имени типа Гом, то есть Гомий — это «город Гома».

Автор этих строк не является сторонником данной гипотезы и имеет другие собственные суждения (см. выше), например, статья «В поисках истоков Гомиюка», напечатанная в «Гомельской правде», №79 за 25 апреля 1989 года). Тем не менее, мы обращаем внимание на новые факты, достойные тщательного и всестороннего изучения, главным образом со стороны наших гомельских археологов.

И последнее замечание в истории «покорения» гомельского «Кавказа». Название «Кавказ» приспособилось к данной территории поздно, на наш взгляд, вскоре после того, как Гомель стал собственностью фельдмаршала И.Ф. Паскевича, то есть после 1836 года. Иван Федорович Паскевич под впечатлением реального Кавказа с его непокорным и гордым народом, где князь провел немалую часть своей жизни, назвал тем же самым словом своеобразный район Гомеля, который в миниатюре напоминал настоящий горный край. Где-то в 40-50-е годы 19 века в Гомеле появилось и название улицы Кавказская (нынешняя Госпитальная).

А. Рогалев, кандидат филологических наук
Гомельская правда, 20 октября 1990