И.И. Паскевич – последняя владелица Гомельского дворцово-паркового ансамбля

Редактор

«Имя этой неординарной женщины навсегда связано с историей Гомеля второй половины XIX века, который стал для нее родным городом и последним приютом на земле».

Волею судьбы Ирина Ивановна Паскевич была уготована долгая жизнь и прожила она ее достойно, оставив благодарную память о благотворительной деятельности.

Гомельские старожилы сохранили чрезвычайно теплые чувства и воспоминания о княгине, которую они называли не иначе как «наша Ирина», так как она заботилась не только о детях, престарелых и больных. Она откликалась на горе, беду или несчастье значительного числа гомельчан.

Масштаб благотворительной деятельности И.И.Паскевич не имел себе равных в Беларуси и заметно выделялся своим размахом в пределах Российской империи, где добровольный налог с богатых в пользу бедных был довольно распространенным явлением в XIX – начале XX века.

Так, например, лишь 25% бюджета системы общественного призрения Российской империи составляли средства казны, земств, городов и сословных обществ, а 75% — частные пожертвования. Значительное состояние и умелое управление своим имуществом, которое приносило значительную прибыль, позволяли Паскевичам делать значительные пожертвования на реализацию благотворительных проектов как в Гомеле, так и в его окрестностях. Начало благотворительной деятельности княгини Ирины Ивановны относится к 1867 году. С ноября этого года она обязалась жертвовать женскому училищу, которое располагалось в Спасовой слободе, ежемесячно по 10 рублей серебром. Вообще, покровительство И.И.Паскевич развитию образования в Гомеле и его околицах требует особого внимания.

В 1878 году при ее содействии в Гомеле было учреждено общество вспомоществования учащимся, благодаря которому ежегодно в гимназиях города стали бесплатно обучаться дети из малообеспеченных семей. Председателем правления общества была избрана И. Паскевич.

В уставе общества было записано: «Цель общества … доставлять материальные средства несостоятельным лицам… к поступлению, продолжению и окончанию курса учения в мужских и женских заведениях Гомеля, и равно оказывать помощь при переходе их в высшие и специальные заведения Империи».

В детских приютах княгиня лично отбирала наиболее способных детей и давала им образование, тем самым готовила квалифицированных специалистов для Гомеля. Здесь работали позднее ее воспитанники – Старавинский, Александров, Василевский, Брук. Абрашу Брука, например, Ирина Ивановна «нашла» на улице, где тот торговал булочками с маком – «маковниками».

Постоянно несколько десятков гомельских учащихся были стипендиатами княгини. В 1917-1918 гг. Список стипендиатов выглядел следующим образом: Преображенская женская гимназия – 13 стипендиаток, государственные мужская и женская гимназии – по 10 стипендиатов, 1-ое городское училище – 5 стипендиатов, 2-е, 3-е и коммерческие училища – по одному.

При непосредственной финансовой и организационной помощи Ирины Ивановны были открыты четыре народных училища в деревнях Прибор, Залипье, Давыдовка, Студеная Гута.

Она же платила жалование учителям и несла расходы на освещение, отопление, книги, учебные пособия и письменные принадлежности… В благодарность земство просило у И.И.Паскевич согласия на установление в каждом городском училище ее портрета.

При финансовой поддержке Федора Ивановича и Ирины Ивановны Паскевичей в 1897 году было завершено строительство здания мужской классической гимназии (сейчас – один из учебных корпусов БелГУТа).

В 1907 году княгиня передает в дар Гомельскому приходскому училищу здание для размещения в нем ремесленных классов стоимостью 8 тыс. рублей. Не меньшее внимание уделяла Ирина Ивановна и развитию медицинского обслуживания в Гомеле. На средства семьи Паскевичей была построена глазная лечебница, где работал «найденыш» княгини – известный окулист А.Брук. Ежегодно в лечебнице делалось до 700 операций.

В годы русско-японской войны (1904-1905 гг.) в фабричной больнице Добруша для лечения раненых и больных солдат было выделено 20 мест. В 1912 году на средства Ирины Ивановны развернулось строительство гинекологической больницы и родильного дома. В ноябре следующего года полным ходом шло оборудование больничных помещений, причем сложную медицинскую аппаратуру везли из-за границы. Медицинский персонал набирался по конкурсу из лучших врачей Российской империи. Обслуживание в больнице было бесплатным.

В 1913 году она финансировала строительство военного госпиталя и земской больницы, здания которых дошли до наших дней.

В годы первой мировой войны княгиня активно участвовала в размещении на Гомельщине военных лазаретов. В эти же годы она передала Российскому обществу Красного Креста собственный легковой автомобиль.

Большое внимание уделяла Ирина Ивановна и помощи самым обездоленным – детям–сиротам и престарелым.

В 1874 году ею был учрежден в Гомеле приют для малолетних девочек-сирот, на содержание которого княгиня ежегодно выделяла 2800 рублей. Все бесприданницы Гомельского имения могли рассчитывать на скромное приданое в день свадьбы.

В апреле 1891 года на углу замковой (ныне — проспект В.И.Ленина) и Канатной (сейчас – Первомайская), состоялась закладка фундамента здания богадельни. В августе следующего года это заведение под названием «Приют для престарелых женщин» был торжественно открыт.

Средства на его постройку дала княгиня, которая через некоторое время целиком приняла на себя и расходы на его содержание. В 1905 году на средства княгини Паскевич (32 тыс. рублей) на Конной площади был построен двухэтажный каменной дом для гомельского ночлежного дома.

Во многом благодаря княгине Гомель обзавелся и водопроводом. В 1907 г. она пожертвовала на его постройку 30 тыс. рублей, и кроме того, для этой же цели приобрела на 99 тысяч рублей облигаций городского займа, что и покрыло все расходы, на строительство водопровода.

Также свои личные увлечения она направляла в благотворительное русло. Одним из ее постоянных увлечений было хоровое пение. В женской городской гимназии для ее отбирали 18 девочек с хорошими голосами, которые по воскресеньям проводили служения в парке в чудесной часовне возле Петропавловского собора. Каждый из хористок первого дня каждого месяца выплачивалось по 3 рубля.

На пересечении Замковой и Троицкой (ныне – Крестьянская) улиц ею был организован музыкальный салон, где музыке и пению обучались дети-сироты.

«Старожилы, видевшие ее, рассказывали, что эту небольшого роста худенькую женщину, одетую обычно во все черное или коричневое с белыми кружевами на рукавах платья и на воротнике, в маленькой шапочке на голове, можно было принять скорее за горничную или служанку, чем на княгиню».

Всю свою жизнь Ирина Ивановна Паскевич подчинила служению Гомелю, ставшему для нее родным, и отечеству.

Т.А. Шода, главный хранитель фондов музея «Гомельский дворцово-парковый ансамбль»

Судьба коллекций семьи Ф.И. и И.И. Паскевичей из Гомельского дворца

В фондах Гомельского областного краеведческого музея в нумизматическом собрании хранится памятная медаль (КП 396), отчеканенная в память бракосочетания Ф. И. Паскевича и И. И. Воронцовой-Дашковой. Состоялось оно в 1852 году.

Неполных 17 лет от роду Ирина Ивановна стала женой Федора Ивановича Паскевича, сына фельдмаршала И. Ф. Паскевича, графа Эриванского, Светлейшего князя Варшавского, владевшего нашим городом с 1837 года, ближайшего сподвижника императора Николая I.

После смерти отца Ф. И. Паскевич вступил во владение имением в 1856 году. Активное участие принимали Паскевичи в жизни города. Этой теме посвящено немало публикаций. Достаточно сказать, что круг их деятельности во благо города был достаточно широк — это и экономика, и культура, и социальная сфера. До недавнего времени можно было услышать воспоминания старожилов о глазной лечебнице, построенной в Гомеле на средства Паскевичей, весомым был вклад в строительство мужской классической гимназии в 1897 году… Заслуги Ф. И. Паскевича были высоко оценены. В 1888 году Указом Александра III ему было присвоено звание «Почетный гражданин г. Гомеля».

Я хотела бы сказать о Ирине Ивановне, как о хранительнице всех тех дворцовых собраний, которые волнуют уже ни одно поколение музейщиков.

В 1903 году после смерти мужа, она стала единственной владелицей Гомельского имения. На плечи уже немолодой женщины лег груз управления такой огромной экономией. И отдать ей в этом плане необходимо должное — вплоть до 1917 года экономия приносила прибыль. Постоянной заботой владелицы было и то, что мы сегодня называем дворцово-парковый ансамбль. В 1905 году главноуправляющий имениями Бочковский М. С. обращается к могилевскому губернатору с просьбой «…разрешить учредить на средства владелицы Княгини Варшавской Графини Ирины Ивановны Паскевич-Эриванской команду конной полицейской стражи из тридцати человек для охраны Гомельского заповедного имения… «. Нетрудно догадаться, что посягательства на имение по времени относятся к событиям первой русской революции.

Начало XX века вместе с тем называют «серебряным веком русской культуры». А дворянские усадьбы в России были кроме всего прочего еще и сокровищницами выдающихся произведений искусства. Не исключением в этом плане был и гомельский дворец князей Паскевичей. Еще со времен И. Ф. Паскевича обретали себя во дворце великолепные памятники духовной и материальной культуры, лучшие творения рук человеческих. Всему содержимому дворца всегда составлялись подробнейшие описи, периодически они обновлялись.

В фондах музея хранятся «Опись наличности Гомельского замка Светлейшего Князя Варшавского Графа Ф. И. Паскевича-Эриванского» за 1891 год и «Опись наличности Гомельского замка кн. Паскевич» за 1910 год. Сами по себе эти документы впечатляют: листы пронумерованы и прошнурованы, скреплены печатью, исписаны каллиграфическим почерком.

Все очень четко. Листая страницы в графе «Примечание» кое-где находим записи: «Подзорная трубка в оправе из слоновой кости» —»Подарена Его Светлостью в 1899 году в Пажеский корпус в его музей», «Бинокль в черном сафьяновом футляре» — «Подарен Ея Светлостью в Московский военный музей в 1911 году». Здесь же подпись И. И. Паскевич. Подобные записи довольно редки, что говорит о бережном отношении к дворцовым собраниям, их целостности.

Вероятнее всего, что «Описи… » изучал в 1912 году исследователь российских усадеб, искусствовед и художник, Г. К. Лукомский. Гомельская усадьба произвела на него неизгладимое впечатление. Он ходил по залам дворца, по его анфиладам и любовался произведениями искусства. Картины и скульптура известнейших мастеров, вы¬дающиеся по богатству комоды и мебель, богато инкрустированная, бронзовые часы и канделябры работы лучших западноевропейских и русских мастеров, военные трофеи, миниатюрные портреты, богатейшая библиотека и многое другое составляли тогда одно из лучших дворцовых собраний. Георгий Лукомский увидел тогда и богатейшую в России коллекцию фарфора. Кстати, в знак признания данного факта в Петербурге в конце XIX в. была учреждена премия им. Ф. И. Паскевича молодым художникам за росписи по фарфору. Информация из журнала «Живописная Россия»: 29 марта в Петербурге состоялось присуждение премий за конкурсные работы художественно-промышленного производства. Премии присуждены: …им. кн. Ф. И. Паскевича за живопись на фарфоре — г-жам Стоппе, Керненской, Ведерниковой и Николаевой».

Немного позже о своей поездке в Гомель Лукомский расскажет в статье » Гомельская усадьба Ирины Ивановны Варшавской, графини Паскевич-Эриванской» в журнале «Столица и усадьба» (№ 1 за 1913 г.). Благодаря этой статье мы тоже сегодня мысленно можем совершить экскурсию по дворцу начала XX века. «Увидеть» произведения Рауха, Блейзера, Крюгера, Боровиковского, резанные в кости работы холмогорских мастеров, изделия из фарфора знаменитых фабрик и заводов… В заключение статьи Лукомский написал, что «собрание Гомельского дворца прекрасно содержится графинею И. И. Паскевич и, если ему суждено будет со временем в другие руки, то надо лишь пожелать и будущему счастливому обладателю этой сокровищницы искусства — отнестись с такой же любовью ко всему сохраненному, с какой это все было собрано и хранимо до сих пор в течение полувека». …После 1917 года в руках у новой власти, чего никогда не было в истории, оказались почти нетронутыми культурные богатства огромной страны. Если раньше они входили в частные собрания Шереметьевых, Юсуповых, Паскевичей и др., то теперь власть стала обладателем всего.

Вскоре после революции в центре был создан комиссариат по охране художественно-исторических ценностей, создавались органы охраны памятников, писались обращения к народу по этому поводу. Назову некоторые из них, имеющих отношение к нашему дворцу. 13 декабря 1917 года в Гомельский Совет Наркомом просвещения Луначарским А. В. было прислано письмо следующего содержания: «Уважаемые товарищи! Гомельский Совет занимает помещение, чрезвычайно ценное в художественном отношении, а именно дворец графа Паскевича. В здании этом находится огромное количество ценных произведений искусства. Я очень просил бы вас сделать все от вас зависящее, чтобы художественные ценности, которые находятся теперь под нашим опекунством, сохранились безо всякого для них вреда».

21 января 1918 года из губернского Могилева была разослана телефонограмма всем отделам просвещения:

«Прошу срочным порядком принять все зависящие от Вас меры для сохранения, концентрации при Совете библиотек и вообще книжных художественных богатств бывших помещиков… Всему должна быть составлена подробная опись… Журавлев».

20 марта 1919 года «на состоявшемся Могилевском съезде представителей народного образования было принято предложение т. Давидова о том, что замок бывшей Паскевич, представляющий собой общегосударственную ценность вместе со всем своим содержимым, требует особых забот со стороны государства и должны быть отпущены средства на его охрану и содержание».

Необходимо отметить, что народ, доведенный до отчаяния и гнева трехлетней войной, готовый, казалось, все сокрушить, — не покусился на красоту и не тронул культурных святынь.

По новому руслу пошла музейная работа. Дворцово-парковые ансамбли превращались в музеи. После издания декрета об отмене права наследования (27.04.18 г.) началась повальная национализация частных собраний. Активно шла их эвакуация из прифронтовой зоны. Цели объявлялись самые благородные: охрана, музеефикация, художественно-просветительная работа. Казалось, дело охраны и сбережения культурного достояния было поставлено наилучшим образом и ему ничего не грозит. Но ситуация вскоре стала резко меняться. И причина тому — создание Антикварного экспортного фонда. В результате его «деятельности» за границу были вывезены несметные сокровища России взамен на станки, зерно, устаревшие технологии… В эшелонах, увозящих ценности на запад, были и произведения искусства гомельского дворца.

Менялось отношение народа к национальному достоянию по мере ужесточения классовой борьбы и роста пропаганды насилия. В этом плане Гомель не был исключением. События в то переломное время происходили настолько стремительно, что порой принятые документы по охране памятников истории и культуры теряли свой смысл.

24 марта 1919 года в Гомеле вспыхнул Стрекопытовский мятеж. Как раз в это время в Гомель прибыла бригада во главе с представителем Главмузея Пошуканисом В. В. Цель ее приезда — организация вывоза ценностей из прифронтовой зоны, а именно из дворца Паскевичей. Во время наступления красноармейских частей, шедших на помощь гомельским большевикам, начался обстрел дворца, где в тот момент размещался штаб Стрекопытова. Вот строки одной из газет того бурного времени: «… Справа Сож, слева 4 орудия орловской батареи. Ухают батареи и броневик, посылая снаряды на ст. Гомель. Приказ бить по замку Паскевича, где находится штаб Стрекопытова. Попадания удачны». Из огня выносили ценности из дворца В. В. Пощуканис и его бригада. Участник тех событий красноармеец С. П. Груздевский вспоминал: ‘После патрулирования я был направлен в наряд для охраны имущества, вытащенного из огня горящего замка княгини Паскевич».

Спасти тогда удалось многое. Что-то оставалось в Гомеле, что-то было увезено в Москву. Искусствоведу Евграфу Кончину удалось разыскать отчет Музейного отдела Наркомпроса, в котором были такие строки «… Сокровища дворца — около ста пудов золота и серебра в изделиях были перевезены и сданы в Исторический музей». Сто пудов золота и серебра в монетах, изделиях прикладного искусства, драгоценностях, фамильных сервизах… Не вина Викентия Викентьевича Пошуканиса, что большая часть спасенных ценностей была впоследствии реализована через Антикварный экспортный фонд. Рискуя жизнью, эти люди спасали неповторимые творения рук человеческих.

После подавления мятежа газета «Жизнь национальностей» за 4 мая 1919 года сообщала: «Жизнь в самом городе Гомеле понемногу входит в нормальные рамки. Одним из печальных следствий происшедшего в нем мятежа является гибель дворца князя Паскевича, который был обширным музеем художественной старины. Благодаря энергии смотрителя дворца Долгова и эмиссара коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины Пошуканиса, часть драгоценностей спасена и отправлена в Москву для хранения в Историческом музее».

В газетах того времени уже летом стали появляться заметки о создании в Гомеле музея в национализированном дворце. «Доводится до сведения рабочего населения города Гомеля, что по понедельникам открыт для обозрения музей им. Луначарского (в парке)…» (из газеты «Путь Советов», № 211, 11.09.19 г.).

В октябре 1919 года был выставлен для обозрения план музея «исторического и античного характера». Во дворце для создания музея еще имелись ценности, а кроме того поиск предметов искусства и старины велся в ближайших имениях в д. Хальч (бывш. владение Войнич-Сеножецкого), Ляличи (б. вл. граф Завдовский), Ущерлье (б. вл. помещик Листовский) и др. Предварительно всем учреждениям, организациям, частным лицам, которые успели, обосноваться в апартаментах дворца, было предложено выселиться в трехдневный срок.

В плане празднования 2-годовщины Октябрьской революции одним из пунктов было и открытие музея. 7 ноября 1919 года в правом крыле дворца (башня) состоялось торжественное открытие музея имени А. В. Луначарского. Среди выступивших на открытии, был первый директор музея И. А. Маневич. Он сказал во время своего выступления, что «Всех любящих искусство и интересующихся им можно поздравить с радостным событием — сегодня в день празднования Октябрьской революции открывается музей им. Луначарского… Всем советую смотреть эти произведения искусства, воспринимать их углубленно и оценивать». Однако, с открытием во дворце музея, изъятие теперь уже музейных ценностей так и не прекратилось. О их распродажах на аукционах хранятся документы в гомельском областном архиве.

Продавались изделия из серебра, бронзы, мебель, фамильные ценности… Директор музея не мог мириться с таким положением вещей. И гражданскому мужеству этого человека надо отдать должное. Он сообщил в центр о грабительских распродажах. В ответ на его письма музею была выслана Охранная грамота № 378 за подписями наркома просвещения А. В. Луначарского и зав. Главмузеем Н. И. Троцкой.

Грамота удостоверяла, что музей, «помещающийся во дворце князей Паскевичей и заключающий в себе художественно-исторические коллекции, состоит в ведении Главмузея и Наркомпроса…

Исключительное правораспоряжение хранящимися художественными коллекциями, обстановкой и пр. инвентарем принадлежит управлению данного музея, который действует с ведома и согласия Главмузея». О реакции местных властей говорит один из архивных документов:

«…никакой продажи музейного имущества не было. Некоторые предметы не музейного характера были реализованы для ремонта музея. Считать товарища Маневича клеветником, стремившимся под видом защиты музея, скомпрометировать органы Советской власти. Отстранить Маневича от должности и назначить зав. музеем Розенблюма». Такова судьба первого директора. 30-е годы в жизни музея ничем, пожалуй, не отличались от 20-х… На полях все тех же «Описей… » находим новые адреса, их более двадцати «Губоно», «Дом трудового крестьянина», «Антикварный экспортный фонд», «сдано Помголоду», «взяты опорной школой»… Дворцовая мебель, ковры персидские и бухарские, картины, пианино и рояли, медальоны с камеями обретали «новых хозяев». Как правило, в документах по изъятию значилось, что изымаемые предметы не являлись музейными предметами. В акте от 4 ноября 1931 года указывалось, что «предметы из Гомельского Государственного музея для передачи Всесоюзному объединению «Антиквариат» могут быть переданы без ущерба для экспозиции. Здесь и гобелен фламандской работы XVII в. размером 4×3,5 м, и деревянное бюро с фарфоровыми вставками, овальный столик на гнутых ножках… Документы, как правило, подписывались директором музея и представителями Всесоюзного объединения «Антиквариат». В 1939 году в Минск для создания картинной галереи было увезено свыше 50 художественных полотен. Мы не располагаем документами о противостоянии подобным акциям руководства музея. Может его и не было? По понятным причинам не каждому из последующих директоров было дано совершить поступок, равноценный поступку И. А. Маневича.

Француз Морис Метерлинк в своей книге «Мудрость и судьба» пишет, что «иные умники, располагая точными сведениями о последствиях, к которым привели такие-то обстоятельства, мягко подскажут задним числом, как следовало бы себя вести». Я не в коем случае не претендую на эту роль, а просто излагаю факты, касаемые истории дворца и музея.

Невосполнимыми оказались потери и в годы Второй мировой войны. Музей продолжал функционировать вплоть до оккупации и, вероятнее всего, именно по этой причине была эвакуирована лишь часть ценностей. Судьба оставшихся в Гомеле ценностей трагична — для музея они оказались безвозвратно потерянными. Местом назначения того, что удалось вывезти, были города Сталинград, Урюпинск и Камышин. Из эвакуации вернулось далеко не все: потери составляют сотни музейных предметов.

После войны за музеем числилось помещение по ул. Садовой, д. 5. А свою деятельность он возобновил в 1946 году. После реставрации левого крыла дворца в нем разместился музей. Правда, на одном этаже областная библиотека, а на другом — музей. Комнаты были настолько тесны, что, буквально, на 14 кв. м пришлось разместить все, что вернули из эвакуации. Только в 1969 году после завершения ремонта башни (правое крыло) музей разместился в двух корпусах.

В настоящее время фонды музея насчитывают более 200 тыс. музейных предметов. По-прежнему, гордостью музея являются предметы, входившие когда-то в собрание владельцев до 1917 года. Их, к сожалению, не так много. В частично сохранившейся коллекции живописи можно увидеть парадные портреты И. Ф. и Е. А. Паскевичей работы Н. Г. Шильдера, женский портрет кисти И. Н. Крамского, II миниатюрных портретов членов семьи Паскевичей (некото-рые из них выполнены польским художником Маршалкевичем), батальную живопись с изображением сцен из жизни фельдмаршала И. Ф. Паскевича, запечатленных Суходольским, Мошковым, Залесским и др. Скульптура малых форм представлена такими мастерами, как Канова, Торвальдсен, Блейзер, Либерих… Уникальны шкатулки, выполненные в т. н. технике «буль». Большой интерес представляют мемориальные вещи владельцев. Кстати, в 1997 году по нашей просьбе из Эрмитажа был прислан фотопортрет И. И. Паскевич с хранящегося там ее пастельного портрета работы французского мастера И. Робийяра. Из многочисленных изображений И. И. Паскевич на картинах, миниатюрах, фотографиях ни одно не сохранилось.

Наиболее значимыми сегодня в собрании музея являются коллекции археологии, икон, старопечатных книг, произведений современного декоративно-прикладного искусства и живописи, этнографии, документов и фотографий по истории Гомельщины. Совсем недавно музеем была приобретена коллекция морских организмов.

Фонды музея постоянно пополняются. Музей живет жизнью города, являясь его неотъемлемой частью. Сегодня пишется очередная страница в истории дворца и музея — идут плановые реставрационные работы. Для тех, кто сегодня руководит работами и непосредственно трудится на этом объекте, девизом должны быть слова: «Не навреди».

Задача же нас, музейщиков, объективно об этом рассказать, ведь мы — хранители памяти, которая соединяет прошлое с настоящим и будущим. Еще мы и «… счастливые обладатели… »

А.С. Кузьмич, Т.А. Шода, 2006

Библиография:

  • Опись наличности Гомельского замка Светлейшего Князя Варшавского Графа Ф. И. Паскевича-Эриванского. 1891 г.//Архив Гомельского областного краеведческого музея (далее ГОКМ). — Ф. 9. — Д. 1.
  • Опись наличности Гомельского замка кн. Паскевич. 1910 г.//Архив ГОКМ. — Ф. 9. — Д. 2.
  • Опись предметов Государственного историко-художественного музея им.А. В. Луначарского в Гомеле. 1925 г.//Архив ГОКМ. — Ф. 9. — Д. 4.
  • Лукомский Г. К. Гомельская усадьба княгини И. И. Варшавской, графини Паскевич-Эриванской//Столица и усадьба. — № 1. — М., 1913.
  • Живописное обозрение.— № 18. — 1890.
  • Путь Советов.— № 184.— 9 августа 1919.
  • Путь Советов.- № 189. — 15 августа 1919.
  • Путь Советов.- № 211. — 11 сентября 1919.
  • Путь Советов. — № 256. — 7 ноября 1919.
  • Архив ГОКМ. — Ф. 5. — Д. 128.- С. 128. И. Кончин Е. Пожар в Гомеле//Советская культура. — 8 декабря 1990.
  • Апошняя гомельская княгiня: Iрына Паскевіч //Памяць: гіст.-дакум. хронiка Гомеля. У 2 кн. Кн.1-я.- Мн., 1998.- С.162-164.
  • Багадзяж, М. Гомельская дабрадзейка: [Iрына Паскевiч] /М. Багадзяж //Алеся.-2005.-№7.- С.40-41.
    Вершинин, С. Ирина из рода Воронцовых- Дашковых /С. Вершинин //Гомел. вед.-2003.-24 июля.- С.11.
  • Ермакова, Т. Последняя гомельская княгиня /Т. Ермакова //Гомел. пр.-2006.-10 студз.- С.5.
    Киштымов, А. Благотворительная деятельность графини И.И. Паскевич- Эриванской, светлейшей Варшавской // Н.П. Румянцев на Белорусской земле: материалы междунар. круглого стола .- Мн., 1997.- С.61-67.
  • Пиховкина, Т. Графиня Ирина Ивановна Паскевич — Эриванская, Светлейшая княгиня Варшавская, рождённая Воронцова — Дашкова. /Т. Пиховкина.- Гомель, 2002.-31 с.
  • Рогалев, А. «Одна русская». Кто она, первый переводчик романа Л. Толстого «Война и мир» на французский язык? /А. Рогалев //Нёман.-2003.- №6.- С.160-163.
  • Рогалев, А. Где похоронена Ирина Паскевич? /А. Рогалев //Гомел. вед.-2003.- 13 марта.- С.15.
  • Сидорчик, В. «Война и мир» гомельской княгини /В. Сидорчик //Семь дней.-2005.-№18.- С.13.
Поделиться: