Как начиналась Новая Белица (ч. 1)

Редактор

I. Период до 1760 года

До 60-х годов XVIII века левый берег Сожа и все ближайшие окрестности напротив Гомеля были пустынными. Здесь, на сплошном песке росли лишь лоза и ива-верба. Да и селиться тут было некому вплоть до старинной деревни Севрюки, располагавшейся в 8 верстах к югу от Гомеля, местность была безлюдной. Впрочем, сами севрюковцы, как и их далёкие потомки, пришедшие на берег Сожа из Подесенья или бассейнов Сулы, Пела и Ворсклы в XIV-XV веках, хорошо знали низменную прибрежную территорию напротив Гомеля, с которым они, как можно судить, издавна поддерживали торговые связи. Интересующая нас безлюдная местность поэтому не была безымянной.

Так, старица Сожа, связывавшаяся с новым руслом двумя протоками, носила замысловатое имя Шапорож (сейчас — озеро Шапор рядом с улицей Береговой в Новобелицком районе города). К югу от старого русла Сожа начинается Щекотовский лес, получивший своё наименование от достаточно большого болота (а в древности — вероятного лесного озера) Щёкоть. Этого болота сейчас нет, но вот название его, как и имя Шапорож, даёт исследователю очень интересную информацию. Действительно, кто «придумал» эти имена, какой смысл был в них вложен?

В гидрониме (название водного объекта) Щёкоть можно видеть отражение иранского по происхождению географического термина чох, чах, чех— «колодец, источник, глубокая яма». В названии Шапорож вычленяется корень шапор-, который мы находим в иных звуковых вариантах в наименованиях деревни Шаларня Жлобинского района, водных объектов (реки, озера, болота) Шипор, Шуварлея, Шуберка, Шевырляй, Чеперка, Цыбровка, Цупорка, Супорь (бассейны Оки, Припяти, Днепра, Десны), населённого пункта Цупор того же Жлобинского района. Данный корень мы видим и в географических терминах шабар, шибер, шивер — «болото, топь, илистая, заболоченная земля», «пойменные заросли кустарников, кустарниковые заросли по берегам рек или в низинах». Эти слова имеют евразийские параллели, их распространение в различных индоевропейских, тюркских, иранских языках объясняется древними языковыми контактами народов Восточной Европы.

Языковые памятники минувших времен — Щёкоть и Шапорож, как видим, дают некоторое представление об этноязыковой принадлежности древнейших обитателей окрестностей Гомеля. Скорее всего, эти обитатели были ираноязычны. Кстати, в окрестностях деревни Севрюки имеется озеро (тоже остаток старого русла Сожа) под названием Хорище. Корень хор, хар в иранских обозначениях гидрообъектов означает «течь», следовательно, Хорище буквально — «проточное озеро».

Таким образом, левый берег Сожа напротив Гомеля в самом начале XVIII века был пустынным, безлюдным, но это отнюдь не означает, что он таким был всегда. Радимичи в конце VIII-ІХ веках переняли древние названия в Гомельском Посожье и передали своим последователям. Севрюки, переселившиеся в наши места в послемонгольское время, в XIV-XV веках, из Малой Руси (этнографическая группа севрюков, по мнению некоторых авторов, есть результат взаимодействия, слияния славянских и не славянских племен — иранских, прамансийско-угорских и даже тюркских), усвоили указанные имена и сохранили их до сего дня. Озеро Шапорож являлось местом рыбного промысла, оно располагалось в живописной местности, которая должна была привлекать людей, поэтому неудивительно, что с этой территорией связаны подлинные реликты — географические названия, уводящие исследователя в глубокую древность.

60-е годы XVIII века явились для берегов озера Шапорож и Щекотовского леса началом нового этапа истории. Сюда пришли люди. Это были переселенцы из русских областей, «искавшие свободного отправления богослужения по старопечатным книгам и привлечённые в здешний край молвой о непроходимости лесов, об отсутствии двойных налогов, рекрутчины и паспортов и о полной готовности панов уступать им землю». Последняя фраза — это цитата из книги Л. А. Виноградова «Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142-1900 г». (Москва, 1900, с. 24). Первый исследователь истории Гомеля отразил в своей работе очень ценные и малоизвестные нашим современникам факты, связанные с расселением в XVIII веке в окрестностях Гомеля старообрядцев. Именно почитатели старых православных канонов и явились «нарушителями» тишины Щекотовского леса. Часть русских переселенцев в 1760 году основала староверческий Пахомьев скит, располагавшийся вблизи нынешней СШ №2 г. Гомеля по улице Ильича. Эти точные координаты следуют из того, что в 1850 году Пахомьев монастырь был упразднён, а его раскольничья церковь была переустроена белицкими жителями в Александро-Невскую церковь. Последняя же находилась на улице Шоссейной (ныне — Ильича), рядом с современной СШ №2. Примерно в 1760 году, а может быть, и несколько раньше или позже, недалеко от Пахомьева скита возникла Щекотовская дача, представлявшая собой два десятка старообрядческих дворов. Первоначальное значение слова дача (от глагола дать) — «дарованная земля». Но в XVIII веке дачами назывались земельные участки, которые сдавались в аренду. Как можно полагать, гомельский староста Михайло Чарторыйский, который в 60-е годы XVIII века правил в Гомеле, сдал на взаимовыгодных условиях русским переселенцам-староверам земли в Щекотовском лесу, на которых возникли Пахомьев скит с церковью и староверческое поселение Щекотовская дача. По свидетельству Л. А. Виноградова, Щекотовская дача располагалась на опушке казённого леса в 3 верстах от Гомеля и в 1 версте от левого берега Сожа. Таким образом, координаты Щекотовской дачи соответствуют современным улицам Береговой и Севастопольской в её начальной части (бывшая Старая улица) в Новобелицком районе. Кстати, ещё в начале XX века на этих улицах жили исключительно староверы. Отсюда начиналась Новая Белица. Впрочем, этого названия в 1760 году ещё не было. Появилось оно только спустя четверть века. Об этом и о многом другом — наш следующий рассказ.

Александр Рогалев
Вечерний Гомель, 15 октября 1991

Print Friendly, PDF & Email