Красный Октябрь, Азия и Забег

Каким был Гомель в 19-м веке? Полуфеодальным городом, преимущественно с деревянной застройкой, деревянными тротуарами, отсутствием многих элементарных удобств. В 1870-1880-е годы он ограничивался на севере тюрьмой (находилась на месте современного СИЗО на ул. Книжной) и районом, где формировались улицы Рогачёвская и Тюремная (современная Тельмана). Далее, вплоть до православного и еврейского кладбищ (первое находилось на месте нынешнего студенческого сквера около ГГУ им. Скорины, второе — на ул. Ландышева на месте общежития и стадиона университета), простиралось поле.

После строительства Либаво-Роменской и Полесской железных дорог Гомель превратился в крупный промышленный и торговый центр. Строятся кирпичные здания, появляются новые районы и улицы.

В конце 19-го — начале 20-го века город быстро расширялся в северном направлении. Появляются отдельные дома на месте будущих улиц Пионеров (Элеваторная, Хатаевича), 2-й и 3-й Революционной (Университетская), Чехова (ул. Сада Ловьянова, Володарского), Азия (позднее Карелия, Крылова). Но постройки не сразу входили в черту города. На месте современной улицы Чехова до революции был сад, принадлежавший некоему Ловьянову, судя по всему, крупному предпринимателю и весьма богатому человеку (об этом писал краевед Р. Н. Музыченко в «Гомельской правде» 22 июня 1993 г.). В документе Национального исторического архива Беларуси за 1908 год упоминаются «дома в саду у Ловьянова». От этого сада и пошло название улицы (позже она была переименована в Володарского, затем получила имя Чехова).

Улица Азия также возникла до революции (по одной из версий, это название происходит от поселившихся здесь выходцев из Азии, о чём пишет доктор филологических наук А. Ф. Рогалев в своей книге «От Гомиюка до Гомеля»). В 1923 году Азия была переименована в Карелию, в честь Карельской АССР, позднее — в улицу Крылова.

Застраиваются улицы Луговая (Песина), Новополесская, Ново-Николаевская (2-я Красная, Красная), Сортировочная (Телегина), Луговой переулок (пер. Песина), участки Румянцевской и Могилёвской после их пересечения с Рогачёвской. Застройка шла довольно медленно и была завершена уже после революции. Например, в 1908 году на улице Сортировочной было всего одно домовладение, а на Луговой не было сплошной застройки после её пересечения с Рогачёвской. В подавляющем большинстве жилые дома новых районов были деревянными.

В то же время на северной периферии города возникает несколько промышленных предприятий: чугунолитейные заводы Дубинского и Агроскина, пивоваренный завод Леккерта, маслобойный завод Шевелева, паркетно-строгательный и столярный завод Сидоровича, фабрика красок Горловского. Заводами и фабриками эти небольшие предприятия можно назвать с большой натяжкой — на каждом было от нескольких до двух десятков рабочих. На севере город достигает нового православного кладбища. Эту границу Гомель перешагнул только в 1920-е годы. В 1894-м начинается застройка Прудковского переулка, а в 1896-м — Прудковской улицы. На востоке новый район города (позднее получивший название Забег) был ограничен глубоким оврагом, по дну которого протекала небольшая речка, впадающая в Сож.

К северу от православного кладбища вдоль улиц Советской и Кирова (до их пересечения) в 1924-25 гг. возник рабочий посёлок Красный Октябрь, вошедший в городскую черту (не путать с одноименным посёлком в районе улицы Лепешинского, вошедшим в состав города в 1972 году). Правда, первоначально он назывался Земпосад, но вскоре был переименован в духе времени. Посёлок в основном заселялся железнодорожниками и их семьями, старожилы помнят, что он был застроен хорошими кирпичными домами с высокими потолками, некоторые из этих домов сохранились до нашего времени. В 1926 году было построено здание железнодорожного училища (в настоящее время ПТУ №35 по ул. Кирова). По данным переписи 1926 года, в посёлке насчитывалось 69 домовладений, проживало 686 человек. После войны он окончательно вошёл в состав города.

Ещё далее по Советской (примерно между современными ул. Шилова и Троллейбусной) на плане 1931 года обозначен Клинкерный завод (клинкер — это высокопрочный кирпич, которым в 1920-30-е гг. мостились улицы). Сразу за ул. Старопрудковской (в районе нынешней гостиницы «Турист») на плане обозначен ипподром. В 1930-е годы появляются застройка в районе улиц Шилова, Чонгарской дивизии, в северной части Подгорной, то есть вокруг тогда же возникшего аэродрома. В середине 1920-х годов по решению городских властей в черту города вошло урочище «Мельников Луг».

Проходит время, исчезает старая застройка, меняется лицо Гомеля, по-новому называются улицы и площади. Уходят старшие поколения людей, которые помнят, как выглядел город раньше. Упомянутые православное и еврейское кладбища были снесены после войны, вместе с ними мы потеряли ценнейшие памятники истории. От православного остались только две братские могилы советских воинов, партизан и подпольщиков и два памятника: Я.Ф. Вершиловичу — комиссару, председателю правления Западных железных дорог (оно находилось в Гомеле), и Г.М. Михайловскому — начальнику отдела Гомельского губрозыска. Оба они погибли 1920-е годы. После войны на могилах были установлены новые памятники. Интересно, что в 1960-е годы останки этих людей по решению городских властей были перезахоронены на Прудковском кладбище, при этом памятники были сохранены на прежнем месте.

Преображенская церковь, которая существовала при кладбище, была разрушена во время войны, на этом месте было построено двухэтажное кирпичное здание, а уже в наши — костёл. От еврейского кладбища вообще не осталось никаких следов. Красная кирпичная стена возле стадиона университета не имеет никакого отношения к синагоге, как считают некоторые жители города. Это остатки промышленного здания, причём послевоенного. Небольшая синагога действительно существовала при кладбище, но была деревянной.

Дмитрий Гусаков, историк
Гомельская правда, 9 декабря 2006

Print Friendly, PDF & Email