Между Старым аэродромом и Мельниковым лугом: история и эстетика внутригородских окраин

«Я в Гомеле. Куда сходить?» — обычная ситуация, когда кто-то хочет посмотреть наш город и его интересные вещи. Первая (и предсказуемая) реакция гомельчан направить гостей в парк, на набережную Сожа, центральные улицы города. Между тем, отличительных мест в Гомеле достаточно и за пределами исторического городского ядра. Мне хотелось бы обратить внимание всех любопытных на местность, где сталкиваются периферии двух частей современного города – окраины старого аэродрома и Мельникова Луга. По этим окраинам, что можно назвать околодками, загугольями или каким крепче словечком, мы прошлись с любителями Гомельского краеведения 22 апреля 2017 г. в рамках «Фестиваля экскурсоводов».

Свои нынешние названия эти места получили относительно недавно, а как они назывались ранее, письменные источники молчат. Для восстановления фрагментов их истории мы вынуждены пользоваться ориентирами, известными из письменных документов XVI-ХХ в. и картографических источников конца XVIII-ХХ в. Они нам помогают приподнять завесу неизвестности. Собственная память и рассказы других людей (боюсь здесь употребить слово «старожилы») придают недавней истории этим местам особый колорит.

Локация №1. Юбилейный сквер

Особенности ландшафта Старого Аэродрома и Мельникова Луга сформировались после ухода последнего ледника (8 тыс. лет. до н. э.). Из-под ледяного панциря освободились реки, образовались озёра, последних на Запад отсюда, видимо, было очень много и с течением времени они заболотились — превратились в массивное болото, известное по письменным сведениям XVI в. как «Кобылье болото». Вплотную оно к Старому Аэродрому не прилегало, но образовывало на западном «дальнем кордоне» естественную границу. На востоке же естественной границей был перепад рельефа, которым начинались заливные луга (поплавы).

Контуры, близкие к современным границам Старого Аэродрома наметились с появлением дороги (участок современной улицы Советской), которая в документах разных время называлась Чечерской, Костюковским путём, почтовой дорогой в Могилёв.

Территорию Старого Аэродрома, по-видимому, с древности покрывал лес, в котором с переходом к производственному хозяйству могли образовываться ляды – вырубленные и выжженные участки для занятия земледелием. По крайней мере, поселение железного века, о котором ещё поговорим, здесь существовало. Наличие на здешних просторах леса (дубравы) фиксируется в документах XVI в. Его полное уничтожение произошло, скорее всего, в XVIII-начале XIX в., ведь в указаниях мест, пригодных для нахождения военных лагерей и проведения маневров, в 1848 г. лес здесь уже не упоминается.

В XVI в. на границе Старого Аэродрома и Мельникова Луга сходились владения деревни Волковичи (сегодня — Урицкое) и «села поповского» Плёса (сегодня – Плёсы). В XIX в. к Старому Аэродрому прилегали фольварки — Новиковский (с запада) и Богуславский (с северо-востока). Сама же местность, видимо, была отдана под нужды военных. На «Карте окрестностей Гомеля» 1838 г. здесь обозначен лагерь 5-й артиллерийской дивизии и лазарет. «Военно-статистическое обозрение Российской империи» 1848 г. описывает эти места в числе лагерных «сборных мест для войск» «при м. Гомель»: «… пехотную дивизию с ея артиллериею можно расположить на пространстве нагорного берега, в 1 вер. от м. Гомеля, по направлению к д. Прудку, фронтом к почтовой дороге в Могилев… В тылу лагеря находится крутая гора, которой покатость склоняется к луговой долине». Есть упоминания и о квартировании войск возле близкой деревни Прудок в 70-х гг. ХІХ в.

Собственно аэродром стал формироваться не позднее первой половины 1920-х гг. Тогда существовало Гомельское отделение Общества друзей Воздушного флота (русская аббревиатура — ОДВФ). 30 июля 1923 г. газета «Полесская правда» сообщала: «на аэродром ежедневно появляются желающие подняться на самолетах. Стоимость билета для членов ОДВФ — 300 рублей, для остальных — 400. Однако находятся охотники платить больше. Один местный гражданин, очень заинтересованный полётами, ежедневно появляется на аэродром, вместо 400 рублей платит 800 за полёт и просит подняться выше и держаться в воздухе дольше. Вчера его подняли на 3000 метров. Выигрышные билеты на право полёта разыгрываются в большом количестве, особенно среди трудового населения».

Лётчики в саду. Гомель, 1922 г. Из коллекции Павла Перегонова
Лётчики в саду. Гомель, 1922 г. Из коллекции Павла Перегонова

По состоянию на 1928 г. под Гомелем располагалась одна из четырёх в СССР штурмовых частей Военно-воздушных сил. С этой должности Гомель назывался колыбелью штурмовой авиации. Воспоминания свидетеля (М. Галай): «Не располагая специально штурмовыми самолётами, она делала первостепенно важное для будущей, по настоящему штурмовой авиации дело: отрабатывала тактику боевых действий этого рода воздушных сил. Основой этой тактики были так называемые бреющие полёты – у самой земли. До сих пор помню, как на аэродроме услышал нарастающий с каждой секундой гул и вдруг увидел вырвавшуюся из-за леса тучу: плотный, крылом к крылу, строй несущихся над самой землёй нескольких десятков самолётов. Это шла Гомельская авиабригада!..»

Гомельский аэродром па немецких аэрофотоснимках октября 1943 г.
Гомельский аэродром па немецких аэрофотоснимках октября 1943 г.

На немецких аэрофотосъемках 1941 г. зафиксировано огромное поле приблизительно между современными улицами Советской и Юбилейной (до 600 м.), Малайчука и Кожара (до 1000 м.). Здания на север и северо–восток — ангары и другие постройки. На снимках октября 1943 года видно, что в течение нескольких дней эти здания были разрушены, на поле надпись «Rollfeld durch Pflügen zerstört” — «летное поле разрушено пахотой». На снимке с американского спутника-шпиона середины 1960-х гг. видим, что самолеты концентрируются в юго-западном участке поля (угол Советской и будущей улицы Кожара). Пространство же немалой части нынешней Юбилейной, как выглядит, занимали огороды.

Остановка
Остановка «Аэропорт» возле АРЗ. Середина 1960-х гг. Колоризованный снимок

В 1968 г. аэродром был закрыт в связи с открытием нового аэропорта. На месте старого аэродрома начинает складываться жилой массив с основными улицами — Малайчука (до 1967 г. – Безымянный проезд), Тимофеенко (1960-е гг.), 50 лет БССР (1969 г.), Кожара (до 1968 г. – ул. Новая), Юбилейная. Улица Юбилейная формируется в 1970 гг., интенсивное строительство здесь велось до 1986 г. преобладают 5-этажные жилые дома («хрущевки»), но есть здания различного функционального назначения в 2, 4, 9, 12 и 14 этажей.

Авиапочта. Гомель, 1960-е гг.
Авиапочта. Гомель, 1960-е гг.

Одним из важных объектов улицы Юбилейной является одноимённый кинотеатр (1979 г.). Он сооружён по типовому проекту с переработкой фасадов и интерьеров (архитектор – В. Тихова). Вариации здания можно найти в разных уголках бывшего СССР (Волгоград, Караганда, Тюмень, Грозный) даже под таким же названием. Фасад мог существенно отличаться, но типичность проекта выдает боковая лестница. При отделке здания использована декоративная штукатурка под гранит, красная керамическая и гипсовая плитки. В кинотеатре были два зала — красный и синий (300 и 800 мест). Практиковались показы двух фильмов за один сеанс. Я, будучи малышом, не выдерживал и засыпал, хотя фильм мог быть очень интересным — ковбои, разбойники и т.д. Некоторые «працмыги» во время ажиотажных показов умудрялись протолкнуться в кино бесплатно.

Братья Юбилейные: кинотеатры в Гомеле, Волгограде, Караганде, Тюмени
«Братья Юбилейные»: кинотеатры в Гомеле, Волгограде, Караганде, Тюмени

Однако манил «Юбилейный» не только фильмами, но и интерьерами – аквариумы, инсталляция с чучелами диких животных и, главное, игровыми автоматами (15 копеек за одну игру). Для детворы «Морской бой» был одним из самых любимых. Кажется, до сих пор в ушах этих звук от движения кораблей и торпедных выстрелов. Нынешним детям, изнеженным множеством игр, доступных на разных современных гаджетах, это будет трудно понять… кстати, справа от кинотеатра располагался фонтан, о существовании которого сегодня ничего не напоминает. Здание в начале ХХ в. передавали на баланс Гомельского государственного университета (проводились кинолектории и дискотеки), организовывали 3D-кинотеатр (несшитый экран и «звук вокруг»), однако ничего не прижилось. Летом 2016 г. здание выставлялось на торги, но, как я понимаю, безрезультатно. Весной 2017 г. его фасад был покрашен в розовый цвет, на что сразу обратили внимание социальные сети.

Ещё один объект — «торговый центр» (кон. 1970-х гг.). Этакий советский ответ западным супермаркетам: двухэтажный магазин, на первом этаже которого располагался гастроном, а на втором – промтовары. Сегодня на первом этаже — очередной гипермаркет, а второй этаж, кажется, пустует. Неотъемлемым атрибутом «торгового центра» в 1980-е гг. были автоматы с газировкой – за 1 копейку давали воду без сиропа, за 3 копейки – с сиропом. Посудой служили гранёные стаканы. Мой младший брат, будучи учеником начальной школы, специально приезжал сюда после уроков (без ведома мамы!), чтобы выпить газировки. Ещё одна радость, которую сегодняшним детям не понять.

Детский сказочный городок на улице Юбилейной. 1980-е гг.
Детский сказочный городок на улице Юбилейной. 1980-е гг.

Парк (или сквер) Юбилейный был заложен в октябре 1982 г. в честь 60-летия образования СССР (название улицы, кстати, тоже связано с этой датой). Об этом свидетельствует табличка на памятном камне, на которой перечисляются участники высадки деревьев – жители микрорайона, учащиеся СШ №30 и 44, учащиеся ПТУ №67, студенты БИИЖТ. Деревья до нашего времени успели вырасти настолько, что способны спрятать под своими сенью кого угодно – хоть любителей «раскатать бутылочку», хоть желающих поваляться в хорошую летнюю погоду на матрасах.

В 1980-х гг. здесь располагался и детский сказочный городок: площадка с деревянной оградой вроде частокола, башни с воротами, терем посередине, горки, качалки, песочницы. На подходе стояли деревянные фигуры силачей, которые больше напоминали идолов. Неизвестно, была ли эта постройка вдохновлена сведениями о существовании здесь в древности и средневековье укрепленного обитания, или такое решение детской площадки было случайным совпадением.

Локация №2. Над оврагом

Мы наблюдаем перепады рельефа — овраг, русло давней реки. Видно, это пропавшая река Струпица. Первое упоминание о ней содержится в «реестре ревизии хозяйской Гомельской волости» 1560 г. при указании границ владений села Волковичи и села Плёсы: 1) «… с того болота бором Кормою зася у речку Узу, Узою уверх у Белицу речку, Белицою уверх у Кобылье болото, с Кобыльего болота у Красный бор, с Красного у речку Струпицу, тою речкою униз до дороги Чечерской зимнее до мостка»; 2) «от замку господарского Гомельского дорогою гонною у Струпицу речку, тою речкою уверх у Мхи-лес, с того леса у Кобылее болото”. В т. н. «Ответственной книге» на Гомельское имение 1776 г. было указано «отграниченье местечка Гомля, слободы Спасовой, застенка Титенки», определяемое «по сущей справделивости» местными старожилами. Часть границы шла по Струпице: «С Сетюковского болота протовиною Струпицей на шлях Костюковский».

Гомель и окрестности из плана Белицкого уезда генерального межевания конца XVIII в.
Гомель и окрестности из плана Белицкого уезда генерального межевания конца XVIII в. На плане указаны реки Струпица и Девка

Струпица указана на плане Белицкого уезда карт генерального межевания конца XVIII в. Согласно ему Струпица впадала в какой-то водоём в Прудке. Можем предположить, что прилегающая к устью Струпицы местность называлась Прудком. «Военно-статистическое обозрение Российской империи» (1848 г.) сообщало: «Весной через д. Прудок пробегает небольшой ручеек Струпица, образующийся из рукава Кобылина болота близ с. Красного и пробегающий по долине; летом он высыхает».

Предполагаемая этимология названия «Струпица» исследователями связывается с давним корнем, означающим «текущую, источающую».

Высотки Юбилейной над оврагом-пропавшей рекой Струпицей. Весна 2017 г.
Высотки Юбилейной над оврагом — пропавшей рекой Струпицей. Весна 2017 г.

В наше время зимой здесь катаются дети. Летом рискуют носиться велосипедисты, в т. ч. и ваш покорный слуга.

Четыре высотки на холме расположены таким образом, что, если смотреть на них с северо-востока, востока и частично юго-востока, увидеть можно только три. Это вызывает непроизвольную ассоциацию с японским садом камней – в каком был пункте ни стоял зритель, его взор падает на равное количество камней.

Локация №3. Между «Глушками» и «Динамо»

Дом культуры частного унитарного предприятия «Випра». Открыт в 1979 г. как ДК учебно-производственного предприятия белорусского общества глухих, отсюда неформальное название – «Глушки». Есть залы для проведения концертов, выступлений, выставок, помещения для кружков и секций (танцевальных, спортивных), бассейн, инфракрасная сауна. В конце 1990-х здесь впервые в Гомеле выступила группа «Руевит», которая чуть позже стала называться «Старый Ольса» — исполняет музыку времен ВКЛ, занимается музыкальной реконструкцией. Лидер группы Дмитрий Сосновский в своё время жил на Старом Аэродроме и учился в 44-й школе. К сожалению, в репертуаре группы до сих пор нет ни одной песни о Гомеле.

Улица Кожара (начало застройки – 1967 г.). Её особенности: ряд 14-этажных жилых домов и длинный (в свое время – самый длинный) 9-этажный жилой дом на 670 квартир с четырьмя пристроенными к нему 2-этажными зданиями – «Спорттовары», отделение связи, магазин «Океан», ресторан «Журавинка». Из-за протяжённости дом в народе получил название «Китайская стена». Из 2-этажных зданий сегодня используются только два. Магазин «Спорттовары», пережив свой короткий ренессанс в начале ХХІ в., пустует. «Журавинка», которая должна была стать супермаркетом, так и не открылась. «Найди свою изюминку», – так и осталось призывом неизвестных креативщиков на фасаде здания.

В «Спорттоварах» ещё в советские времена мой папа купил свою первую лодку для рыбалки. Деньги для покупки откладывались, но делалось это своеобразным образом. Насобирав нужную сумму, папа с мамой пришли в магазин, присмотрели приемлемую по цене лодку и на кассе сообщили, что хотят лодку приобрести, но деньги имеют в непривычном для таких покупок виде – монеты. Именно монетами деньги и накапливались в бутылке из-под шампанского, горлышко которой папа намеренно подпиливал, чтобы влазили монеты достоинством 50 копеек.

Улица Кожара с противоположных сторон в 1970-е и в 1980-е гг.
Улица Кожара с противоположных сторон в 1970-е и в 1980-е гг.

Ресторан «Журавинка» был открыт в 1974 г., получив белорусскоязычное название то ли ради привнесения национального колорита, то ли под влиянием популярной в то время песни «Журавинка» ВИА «Верасы». По-русски соответствующее название звучало бы как «Клюковка», что само по себе было бы смешно, вызывая ненужные ассоциации («развесистая клюква» и т.д.). С другой стороны на местном сленге ресторан всё равно назывался на свой манер — «Журавлями». После реконструкции 1984 г. он получил ультрамодный элемент — лампочки световой музыки, вмонтированный пол. Краевед Юрий Глушаков рассказывает: один гомельчанин, проводы которого в армию отмечались в «Журавинке», наклюкался так, что посчитал те лампочки за глаза прожорливого чудовища, которое хотело его проглотить, и призывник стал отбиваться от неожиданного вида, колотя по лампочкам каблуками туфель.

В альбоме 1985 г. снимок этой улицы сопровождается подписью «Просторно на улице И.П. Кожара». Просторность образовывалась за счёт бульвара Строителей. Модернизирован он был совсем недавно. Курьёзом во время его реконструкции выглядел щит с выдержкой, где перечислялись различные запреты в т. ч. запрет плавать. Между тем на бульваре нет и не было ни одного водоёма или фонтана. Но появилось заведение общепита — «Питтсбург», директор которого ради пиара в прошлом году (2016 г.) переплывал Сож. Если бы он переплыл бульвар или Струпицу, было бы, наверное, ещё интереснее.

Специфика некоторых дворов «хрущевок» между улицами Кожара и 50 лет БССР заключается в том, что подъезды открыты не с внутренней, а с внешней стороны. Поэтому иногда дворы выглядят пустынно. В пасмурную погоду или ночью там очень просто можно представить себя затерянным в мистическом городе Сайлент Хилл. Способствует не только атмосфера, когда в пустом дворе натыкаешься на «клетку» (ограждение), но и звуки, которые невероятным образом доходят с железной дороги. Чтобы в полной мере подышать этой атмосферой, нам следовало бы совершить ночную экскурсию.

Здешние «хрущевки» ремонтируются (утепляются, красятся в весёлые цвета), что, однако, не может снять проблему их дальнейшей судьбы. Подобное жильё в своё время возводилось как временное, и вскоре придёт время, когда эти пятиэтажные дома полностью устареют. Очевидно, тогда мы увидим значительные изменения в облике Старого Аэродрома.

Строительство легкотлетического манежа. На втором плане-строится ДК товарищество глухих, еще дальше – торговый центр. Фото начала 1980-х гг.
Строительство легкотлетического манежа. На втором плане-строится ДК товарищество глухих, еще дальше – торговый центр. Фото начала 1980-х гг.

Дворец лёгкой атлетики. Горожане продолжают называть его «Динамо» или «манеж». Именно как легкоатлетический манеж он был возведён в самом начале 1980-х гг. (архитектор В. Саенко, Б. Максимович). Прямоугольное в плане (126×49 м) здание с пристроенным 1-этажным блоком административных и вспомогательных помещений. Одно из первых в БССР здание, перекрытое деревянными клееными 3-шарнирными арками. Можно считать продолжением и в определенной степени пиком Гомельского деревянного зодчества, хотя авторы проекта вряд ли о такой преемственности задумывались. Неизвестно, является сходство здания с ангаром случайным или это сделано в память о бывшем аэродроме.

Чешский луна-парк на улице Юбилейной. 1980-е гг. Фото из коллекции Юрия Ярмоленко
Чешский луна-парк на улице Юбилейной. 1980-е гг. Фото из коллекции Юрия Ярмоленко

Пространство между «Глушками» и «Динамо» — место, где в конце 1970–х-1980-е гг. регулярно останавливались сначала передвижные зоопарки (зверинцы), а потом чешские луна-парки. «Погонщики ведут учёного верблюда» – — строчка из песни «Куда уехал цирк» у меня стойко ассоциировался не с цирком на Советской, а со зверинцем на Юбилейной. Однажды я не хотел идти в детский сад, и мне пообещали, что мы пойдём в зверинец. Видимо, я что-то неправильно понял и, оказавшись всё-таки в детском саду, расплакался. Помню один из зверинцев — клетки стояли полукругом, а между ними изгородь для слона. Когда приезжал луна-парк, то в школе и на районе все только и болтали об этом как о невероятно крутом событии. Луна-парк представлял из себя несколько аттракционов — горки, карусели, комнату страха, лотки, где можно было выиграть какую–то мелочь, которая тогда казалась настоящим богатством – конфетки, жвачки (помню название — «Педро»). После того, как нас с братьями сюда сводили родители, трудно было избавиться от эйфории, ощущения, что ты побывал в какой-то другой вселенной. Помниться, мы с братом наскребли каких-то копеечек, чтобы тайком приехать сюда и попытаться выиграть какую-то игрушку и сладость. И вот тут уже другое чувство объяло — в луна-парке слонялись подростки, готовые вытряхнуть деньги у малышей, пришедших туда без взрослых. Мы не стали рисковать и отступили…

Локация №4. Городище Прудок

Обращаемся к месту бывшего городища — укреплённого поселения — железного века (1 тыс. до н. э.) и времён Киевской Руси (XII-XIII вв.). Его особенность — вытянутое в плане, так как занимала мыс размерами 1000×50 метров. Было укреплено валом и рвом. Располагалась между рекой Струпица и оврагом. Вероятно, было огорожено забором.

В 1880-е гг. городище было раскопано Михаилом Филоновым (в отдельных краеведческих публикациях он ошибочно называется Филимоновым), который служил землемером (землемером) у Фёдора Ивановича Паскевича. Филонов не имел для подобных исследований специальной подготовки, отчего этот археологический памятник заметно пострадал. В результате раскопок нашли различные украшения — янтарные бусинки, серебряные колечки и др. К какому времени эти находки относились, неизвестно.

Оконечность мыса, где в древности и средневековье располагалось городище. Фото апреля 2017 г.
Оконечность мыса, где в древности и средневековье располагалось городище. Фото апреля 2017 г.

В «Археологическом очерке Гомельского уезда» (1910 г.) Евдоким Романов посвятил этому городищу буквально одну строчку: «Городок при д. Прудок, на отроге древней террасы реки Сожа Теперь распахан». Обследования местности в 1936 г. здесь проводили археологи Александр Левданский и Александр Коваленя – в 1937 г. Их расстреляли, по необоснованным обвинениям, напр., совмещавшие археологическую разведку со шпионажем (а в случае с Прудком – непосредственная близость с аэродромом). В 1980 г. городище обследовал Олег Макушников. Найдена лепная и гончарная керамика. Занятиями жителей были земледелие, скотоводство, охота, рыболовство, бортничество. Они умели выплавлять железо из болотной руды.

Вопрос этнической принадлежности первых поселенцев остается открытым. Их следует соотносить с носителями милоградской археологической культуры, которую одни исследователи считают балтской, а другие славянской. Более позднее поселение на этом месте – однозначно славянское. С теми же занятиями и, вероятно, более развитыми ремеслами. Исчезновение его в XIII в. можно связывать с монголо-татарским нашествием, которое затронуло юго-восток Беларуси, в результате чего, например, был уничтожен летописный Гомель.

Под склоном городища Прудок живут люди - здесь проходит один из участков “прерывистой” улицы Подгорной. Фото апреля 2017 г.
Под склоном городища Прудок живут люди — здесь проходит один из участков “прерывистой” улицы Подгорной. Фото апреля 2017 г.

Местность обделена вниманием учёных и любителей Гомельской старины. Если Шведскую Горку кое-как знают, то городище Прудок для многих – терра инкогнито. Даже в недавней монографии Олега Макушникова, посвящённой археологическим памятникам Гомельского Поднепровья, места для него не нашлось, хотя перечисляется более сотни различных объектов Гомельщины.

Спуск в северной части городища упорядочен в последние годы. Автомобильная дорога стала более гладкой, появилась пешеходная дорожка. Упорядочение произошло в т. ч. и за счёт вырубки деревьев и кустарника, от чего обитель потеряла свой прежний шарм.

Один из склонов городища Прудок со стороны озера Бобриха. Фото апреля 2017 г.
Один из склонов городища Прудок со стороны озера Бобриха. Фото апреля 2017 г.

2 апреля 2017 г. на фонарях на спуске появились распечатки со стихотворением: «Горисполком! Решил вопрос, дал нам ответ. Фонарь есть, есть и мир. Это-наш дом». Так жители благодарили за ночное освещение дороги на со Старого Аэродрома на Мельников Луг.

Локация №5. Озерцо Бобриха

Мельников Луг — пойменные заливные луга (поплавы) между Сожем и болотом, известным до недавнего времени как Бурое болото. Значительная часть лугов заливалась во время наводнений, после ухода воды образовывались озерца. Знаток гомельских городских историй писатель Владислав Ахроменко с умилением вспоминает, что на одном из таких озерцев в детстве (1970-е гг.) он поймал свою первую рыбу. Вероятно, что подобными природными обстоятельствами могли пользоваться люди и в более давние время. Но в основном местность, видимо, использовалась или как сенокос, или как луг для выпоса домашних животных.

Заводненность Мельникова Луга на открытке начала ХХ в. и съемку 1970 г.
Заводненность Мельникова Луга на открытке начала ХХ в. и съемку 1970 г..

Из «Реестра ревизии хозяйской Гомельской волости» 1560 г. можно понять, что луг был частью владений села Плёсы. Село принадлежало священнику Гомельской Троицкой церкви Фёдору Ивановичу. На конец XVIII в. упоминается «околица Плёсы шляхтичей Плеских над рекою Сожем».

В 1848 г. в военно-статистическом обзоре назван «луговой долиной». Традиционно считается, что название «Мельников Луг» происходит от того, что Паскевич (который их?) подарил эти поплавы своему эконому («управляющему») Александру Петровичу Мельникову в честь 50-летия. Отсюда и название. Хотя в издании 1910 г. встречается её вариант – «Мельниковский луг». В советское время и частично в наши дни (транспортная остановка) известна как «Пролетарский луг». Белорусский вариант «Мельніцкі луг» встречался на маршрутных вывесках автобусов в 1990-х гг.

Краевед Юрий Глушаков утверждает,что сама мало с начала XIX в. эта местность стала любимым маршрутом пеших прогулок гомельчан. Некоторые прогулки имели специфический характер. Так, в 1898 г. жандармский офицер доносил в Департамент полиции о том, что в Гомеле существует” преступный кружок», состоящий преимущественно из еврейской молодежи: «Сборища свои устраивают они в большинстве случаев за городом, куда направляются пешком по 2-3 человека или же под видом пикника едут целой компанией на лодке или пароходе». Возможно, сведения об этих сходках и послужили в советские времена достаточным основанием для переименования урочища в Пролетарский луг.

Первые известные попытки людей одолеть природные особенности Мельникова Лугу приходятся на ХІХ в. По свидетельству военно-топографической карты Могилёвской губернии 1855 г. («трехверстка») через луг проходила дорога, соединявшая Прудок и Волотову (в оригинале – «Волово»). Эта дорога существовала и раньше — в военно-статистическом обзоре 1848 г. рассматривался вариант доставки хлеба в военный лагерь, располагавшийся между Могилёвской дорогой и Луговой долиной: в ветке хлеб выпекался бы, доставлялся бы по реке в Плёсы или Волотову, а оттуда – непосредственно в лагерь.

На карте 1920-х гг. на территории Мельникова Луга указаны два хутора без указания названий. Наверное, их можно считать прародителями современного микрорайона. Они вряд ли пережили времена коллективизации. На немецких аэрофотосъемках 1941 г. отчетливо видна железная дорога, маршрут которой на этом участке совпадает с нынешней. Северный её край теряется за Конезаводом и Прудком, потом она проходит мимо аэродрома (нашего Старого Аэродрома) и доходит до элеватора (довоенный элеватор не сохранился). Для того чтобы проложить эту железную дорогу, очевидно нужно было отвоевать место у бурого болота.

Дальнейшие попытки справиться с местностью — где-то со второй половины 1960-х и по начало 1990-х гг. Осушение Бурого болота произошло, но присутствие воды, болотная растительность здесь заметна и поныне. Местные рассказывают, что во время осушения люди стояли около протоков, по которым уходила вода, и на мелководье руками собирали рыбу. Очень просто можно было насобирать целую сумку щук.

Старый Аэродром и прилегающая к нему часть Мельникова Луга на спутниковом снимке середины 1965-х гг.
Старый Аэродром и прилегающая к нему часть Мельникова Луга на спутниковом снимке середины 1965-х гг.

Вместе с тем происходил намыв песка, чтобы «поднять» местность относительно уровня Сожа. Первые здания микрорайона возведены в начале 1990-х гг. Первой застраивать начали юго-западную часть Мельникова Луга. История с намывом песка обыгрывается в стихотворении гомельского поэта и барда Виктора Матькунова, который называет микрорайон родительской землей, в том смысле, что его отец, работая на земснаряде, участвовал в намывании песка.

Намыв песка дал не только возможность для строительства. Благодаря ему, из песчаных наносов, оставленных Сожем многие тысячи лет назад, были найдены несколько сотен фрагментов костей животных ледникового периода — череп косматого носорога, кости мамонтов, зубров, косуль, песцов. О находках бивней мамонта на Мельниковом Луге рассказывал в конце 1980-х гг. директор средней школы №49, где я учился, Пётр Кириллович Шелупаев. С тех пор у меня Мельников Луг, между прочим, ассоциируется именно с мамонтами, хотя «мамонты здесь больше не живут».

Помимо намыва песка для предотвращения затопления микрорайонов был проведён обводной канал. На этом участке он проходит между жилыми домами и линии гаражей и железной дороги – узенькая речушка, несущая свои воды к коллекторам в районе улицы Хатаевича (возле автосервиса и электроподстанции). Возможно, её русло частично совпадает с руслом ещё одной пропавшей рачки – Девки.

Речка Девка упоминается в «Реестре ревизии» 1560 г. в связи с описанием границ владений деревни Волковичи: «от мостка через дуброву в речку Девку, Девкою в Дедно озеро». Дзядно — озеро, вероятно часть старого русла реки Сож, в районе современного грузового порта, судоремонтного завода. Согласно карте Белицкого уезда конца XVIII в. её исток находился к юго-востоку от Прудка, она бежала на юго-запад, в одной части расширялась, образуя озерцо, и продолжала плыть дальше, уже на юго-восток, чтобы соединиться с озером Дедно на юге. С течением времени речка исчезла, а её название забылось.

Не сохранилось про речку Девку ни преданий, ни легенд. Возможно, в народе название ассоциировалось с наплаканными реками и озерами. Евдоким Романов в «Белорусском сборнике «(1885 г.) зафиксировал песню о девушке, которая не находит себе места от разлуки с любимым:

А я, красная девочка, всякое время тужу,
Всякою минутою горький слезы илью.
Слезами наполнила речки-озёра,
Думами надумала лесы темные.

Песня бытовала в тогдашнем Гомельском уезде.

Полный текст песни
Полный текст песни про «красную девочку», которая наплакала полные » реки-возяры”, скучая по своему милому Вани

Происхождение названия речки Девки можно выводить от балтского «Диевас» («Диевс», «Дэйвс»), что означает имя верховного бога в пантеоне древних балтов, олицетворение светлого дневного неба. Тогда название могло ли символизировать чистоту реки, выражать ли отношение древних жителей (обитателей древнего городища Прудок?) к ней как к святой.

Языковед и краевед Александр Рогалев, который всё больше и больше впадает в эзотерику, считает это место (озеро Бобриха и вокруг) «идеальной средой для пространственных порталов, через которые в физический мир Земли для выполнения какой-то задачи выходят астральные общества в облике девочек или девушек». Звучит смешно, но Мельников Луг и Волотова в своё время (1980-1990-е гг.) считались местами аномалий, прежде всего — НЛО. По крайней мере, об этом довольно часто ходили слухи, писалось в газетах. Лично я НЛО здесь не видел, но нередко был свидетелем зимних блёсток – когда ночью часть неба на какую-то долю секунды озарялась яркой белой вспышкой.

Озеро Бобровое (Бобриха) в хорошую погоду. Фото апреля 2017 г.
Озеро Бобровое (Бобриха) в хорошую погоду. Фото апреля 2017 г.

Связано ли современное озеро Бобровое (Бобриха) с прежней речкой Девкой, неизвестно. Иногда его называют старицей Сожа. Озерцо видно на аэрофотосъемках 1941 г., на спутниковых фото середины 1960-х гг. оно не видно. Название, наверное, новое. Хотя в «Реестре» 1560 г. и упоминаются т. н.». «бобровые гоны» (места расселения бобров, бобровые колонии), они никак не связаны именно с этой местностью.

Растительность с юга озера почистили в последние годы — вместе с обустройством дороги со Старого Аэродрома на Мельников Луг. Место славится зарослями облепихи среди деревьев на нескольких гектарах. Это одно из любимых мест Владислава Новожилова, солиста группы Gods Tower. Для горожан места долгое время были местом отдыха – рыбалка, загорание, пикники. По кустарнику любят слоняться влюблённые парочки и асоциальные элементы. К сожалению, экологическое сознание на высоком уровне далеко не у всех — здесь много мусора.

Островок красивой жизни
«Островок красивой жизни» — жилой комплекс «Бедиково»

Что касается, прилегающих мест микрорайона: поблизости находятся т. н. «олимпийский дом», а также – первый в Гомеле и области таунхауз. Таунхаус — малоэтажный жилой дом на несколько многоуровневых квартир, как правило, с изолированными входами, т. е. без общего подъезда. В нашем случае это 12 двухэтажных домов, сблокированных между собой. Журналисты окрестили его «островом красивой жизни». Официально этот жилой массив называется «Бедиково». Подумалось, что авторы взяли какое-то забытое локальное название (например, «Бедиков Хутор» звучит очень естественно), но говорят, что таунхаус назван в честь то ли архитектора, то ли инженера. Точной информации найти не удалось – толком ответа никто не дает, ссылаясь на то, что об этом и так было много дискуссий в интернете. Многие из этого названия посмеиваются или злятся. Я считаю, что это лучше, чем номерные наименования 17-й, 18-й и т.д. микрорайоны. Правда, в середине нулевых местные рэперы восхваляли свой микрорайон, распевая, что «самые клёвые телки живут в 17-м».

Неутомимые экскурсанты одолевают очередной отрезок маршрута. Фото Валентины Тихомировой, 22 апреля 2017 г.
Неутомимые экскурсанты одолевают очередной отрезок маршрута. Фото Валентины Тихомировой, 22 апреля 2017 г.

Локация №6. Грунтовка при гаражах

Канал (как и Волотовское озеро) – объекты недавнего происхождения. На спутниковых снимках середины 1960-х гг. их нет. Они возникли параллельно осушению Бурого болота и намыванию песка. Являются рукотворными объектами-копанками (карьерами), стали частью системы обводных каналов. Место отдыха — купание, рыбалка. До сих пор существует дряхлое здание гребной базы, поэтому в народе называют «Гребным каналом». В середине 1980-х с одноклассником делали велосипедную вылазку из Прудка к Динамо, и где-то здесь, среди песков, нас встретели несколько старших ребят. Самый задиристый спросил: «Вы с базы?”. На что мой друг ответил, что с базы, и встреча не переросла в столкновение.

Надгробный камень на Мельниковом Лугу. Надписи нанесены буквами еврейского алфавита. Июнь 2009 г.Впрочем, поблизости находится т. н. «универсальная база», образуя остров промышленной зоны, которая вклинивается в Прудок. Сформировалась, видимо, после войны. На снимках середины 1960-х просматривается чётко. Из интересностей второй половины наших нулевых годов — разбитый белый лимузин, стоявший на её территории, привлекая внимание всех, кто прогуливался по тогдашней дороге вдоль канала.

Прудковское кладбище — известное с довоенных времён. Не только еврейское, но и христианское. На его территории некогда находился домик сторожа. Рядом с кладбищем работала скотобойня. Кладбище неупорядоченное. Летом 2010 г., прогуливаясь между Старым Аэродромом и застройкой микрорайона я наткнулся на камень с надписью, сделанной буквами еврейского алфавита. Стащили с прудковского кладбища или ещё откуда – неизвестно. Позже этот камень исчез. Наверное, пригодился кому-нибудь в хозяйстве.

Ледовый дворец был открыт в 2000 г. других построек какое-то время поблизости не было, и дворец сбоку канала и кладбища очень напоминал месопотамский храм бога Луны, которым его запомнил я из своего школьного учебника по истории Древнего мира. Дворец водных видов спорта (или как я называю его шуткой — Лапац видных вод тропса) был открыт в 2013 г. Вечером, на сумерках, из окон тамошнего бассейна интересно взглянуть в сторону Старого Аэродрома — зрелище ирреальное, особенно, когда, заходя, солнце играет в облаках.

гаражи между Обводным каналом и железной дорогой на окраине Мельникова Луга
«Расписные» гаражи между Обводным каналом и железной дорогой на окраине Мельникова Луга. Фото Валентины Тихомировой, 22 апреля 2017 г.

На гаражах можно увидеть хрупкие потуги стрит-арта. В 2012 г., прогуливаясь здесь, мне пришлось быть свидетелем экстремального развлечения подростков — бег по крышам гаражей.

Песчаный дракон на границе старого аэродрома и Мельникова Луга. Спутниковый снимок нашего времени
Песчаный дракон на границе старого аэродрома и Мельникова Луга. Спутниковый снимок нашего времени

Песок, которым покрыт участок между источником и железной дорогой за несколько десятилетий покрылся растительностью. Но один участок сегодня с высоты напоминает дракона (дракона), который прилёг отдохнуть.

Локация №7. Перед дорожкой к источнику

Улица от южного конца Гребного канала и до улицы Мазурова носит уже знакомое нам по старому аэродрому название – Кожара. Напрямую включить обе части улицы Кожара невозможно — отклонение между ними составляет 30-35°. Поэтому для их соединения придётся снести автостоянку (на месте бывших зверинцев и луна-парков) и решить проблему перепада рельефа – пробить искусственный спуск или построить мост. В любом случае зелёная зона между Старым Аэродромом и Мельниковым Лугом здесь может быть фатально изменена. По генплану участки улицы Кожара так и планируют соединить между собой, а с этой стороны создать объездное кольцо – с недавних пор символ дорожного движения в Гомеле. Правда, не совсем понятно, что в таком случае будут делать с железной дорогой.

Источник, к которому мы направляемся, почитается православной церковью как святой, называется в честь Казанской иконы Божией Матери. Там установлен крест, над родником поставлена символическая часовня, а рядом располагается купель. По сведениям, которые распространяет церковь, источник ценился здешним людом ещё до Великой Отечественной войны, но потом на некоторое время о ней забыли, а относительно упорядочили только в 1970-е гг. — почистили и взяли в бетонные кольца. По сведениям местного люда, источник (даже несколько) тогда знали, воду пили считали чистой и целебной.

Дорожка к источнику. Фото лета 2016 г.
Дорожка к источнику. Фото лета 2016 г.

Также церковью расширяется предание о существовании на этом месте в прошлом мужского монастыря, который, якобы, был закрыт ещё задолго до революции 1917 г. Однако нет ни одного исторического документа, который мог бы подтвердить факт существования здесь монастыря: а он бы обязательно всплыл или в трудах Е. Романова или книге Жудро, И. Сербова, Довгялло (1910 г.).

Описание этой местности встречается в «Военно-статистическом обозрении Могилевской губернии» (1848 г.) как рекомендованной для размещения пехотной дивизии «съ ея артиллериею». Для обеспечения её правого фланга водой рекомендовалось копать колодцы, так как «къ этому весьма много способствуетъ изобилые находящихся здесь родниковъ». Если бы на то время существовал монастырь, его должны были бы назвать в цитированном обзоре как один из ориентиров: напр., бывшая ланкастерская школа в описании расположения дивизии вспоминается.

Мое мнение: источник стал объектом стихийного народного почитания в 1990-е гг., почему могли посодействовать оторванные от своих святых мест чернобыльские переселенцы, получившие квартиры в новостройках Мельникова Луга. Среди них — мои дедушка и бабушка. Дед в 1998 г., проведывал своего сына (моего папу), который лежал в больнице на Ландышева, так по дороге наведывался к источнику, чтобы набрать воды.

Церковь была вынуждена придать народной вере христианский контекст, в результате чего источник освятили и назвали в честь упомянутой уже иконы. Честно говоря, этот источник выглядит, скорее «падчерицей» церкви, так как хотя ей формально и покровительствуют, обитель выглядит заброшенной. Впрочем, этим она и завораживает.

Дорожка между Мельниковым Лугом и источником – безымянная. Она зафиксирована на аэрофотосъемках 1941 г. просматривается и на спутниковых снимках середины 1960-х гг. Для себя я называю её «Бобрихиной насыпью». Кто-то предлагал название «Пески», отмечая, что здесь «приятно пиво пить».

То, что Бурое болото полностью не исчезло, замечается по обочинам, где держится вода. Справа оно не позволяет жителям близлежащих домов довести грядки до самой кромки дороги. Дома, стоящие выше — срез примеров индивидуальной застройки с 1960-х гг. до наших дней.

Высотки Юбилейной нависают над низменностью. Фото мая 2017 г.На обочинах, к сожалению, наблюдается много грязи и мусора.

Высотки окраины Старого Аэродрома, нависая над этим местом, напоминают огромный потужный замок.

Локация №8. Святой источник

Участники экскурсии осматривают место: ограждения прилегающих домов, крест, источник, купальню. Желающие стоят воду из источника.

Локация №9. Возле «неизвестного объекта»

Индивидуальная застройка в районе родника выглядит очень колоритно в своей неухоженности. Заборы и ограждения возведены в стиле «я его слепила из того, что было». На крышах хижин, прямо на вильчаке, иногда можно увидеть заседание местных котов. Поднявшись по тропинке между высоткой и обособленным забором, выходим на холм, возвышающийся над источником и руслом пропавшей Струпицы. На дверях одного из подворий неопрятна надпись «Собака». Сколько раз над этой надписью мне приходилось видеть дремлющего кота — такую собаку по-гомельски.

Сторожевой кот не прочь зваться собакой. Фото января 2017 г.
Сторожевой кот не прочь зваться собакой. Фото января 2017 г.

Одна из загадок Старого Аэродрома для любопытных — полуподземное сооружение из кирпича и бетона. В тёплое время года его почти невидно — скрыт растительностью, в т. ч. и от камер космических спутников, ведь на современных спутниковых картах этот объект не просматривается. Между тем, его можно заметить на аэрофотосъемках 1941 и 1943, снимках из космоса середины 1960-х гг. Краеведы гадают о его назначении (блиндаж, канализация, коллектор, вход в гомельское метро), но определенного ответа пока нет.

Загадочный объект на краю Старого Аэродрома. Фото Филиппа Кокоши, 22 апреля 2017 г.
Загадочный объект на краю Старого Аэродрома. Фото Филиппа Кокоши, 22 апреля 2017 г.

Место между Старым Аэродрома и Мельниковым Лугом таким, каким оно есть сегодня, со временем может существенно перемениться, потерять свой нынешний шарм и притягательность. Но как бы то ни было, нам нужно помнить и продолжать изучать старую и давнюю историю этих мест, чтобы сохранить и передать свои знания будущим поколениям гомельчан, а если повезёт, то и гостям нашего города. «Я вырос на окраине рабочей городской”, – пел наш земляк, уроженец Волотовы, Сергей Пархоменко (известный под псевдонимом Серега), постеснявшись при этом упомянуть в песне, какие именно окраины он имеет в виду. Полагаю, что нам нечего стесняться окраин, по которым мы прошлись в рамках этой экскурсии. Полюбив окраины, полюбишь и весь город. А последнего, к сожалению, гомельчанам хватает не всегда. Надеюсь, что подобные экскурсии хоть в какой-то степени будут способствовать изменению ситуации к лучшему.

Сергей Балахонов, март-апрель 2017 г.